АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2009/Номер от 07.04.09/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Город должен быть для людей»
06.04.2009 13:42

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Город должен быть для людей»

Автор  Портмоне
Теги:

Удивительно, что это интервью не состоялось раньше. Стоило поехать в красивейший Киев и в очередной раз «насладиться» парковкой в центре города и пробками на дорогах, чтобы с нежностью вспомнить наши широкие улицы. После этого послушать рассказы о создании буквально на пустом месте (в каменистой арабской пустыне с участком обычного морского побережья) нового перспективного курорта мирового уровня и попытаться понять, чем так уж сильно не подходят на роль мирового курорта наши приморские районы. Ну и последняя капля: специалист по фэн-шуй, консультирующий владельца нового очень-очень расширенного балкона одного из наших антикварных домов. Как тут не задуматься о ландшафте, об архитектуре, о городе как о среде обитания нашей, о его развитии и преобразовании. Вот так и состоялось интервью с Юрием Лукашёвым, начальником Управления градостроительства и архитектуры.

— Вы потомственный архитектор. Профессию, видимо, выбирать не пришлось?

 

— Я архитектор уже в третьем поколении. Рос уже в архитектурной семье, в моей в комнате клеились макеты жилых микрорайонов Бабурки, и я наблюдал за этим процессом. Когда захожу в институт «Запорожграждан-проект» даже сейчас — это запах детства. К тому моменту, когда я выбирал себе профессию, понял, что ничего другого не представляю. Рисовал с детства, рос в этой среде. После института увлекся реальным проектированием, долгое время работал помощником архитектора во время учебы. В Днепропетровске работал в строительной компании. Потом вернулся в Запорожье, работал в семейной мастерской. Это была очень хорошая школа, многие из архитекторов, с которыми мы тогда работали, имеют свои мастерские. Получил лицензию, работал самостоятельно и в авторском коллективе архитектурной мастерской «В. Лукашев».

— Какие проекты того времени считаете особо удачными?

— Принимал участие в проектировании «Александр-холла», был главным архитектором гостиницы «Yes». Работали над созданием летней площадки перед «Бамболой», «Обрайенсом». Это была интересная работа, небольшая, но она заставляла вникать в малейшие детали. И проработав определенное время, запроектировав много различных объектов, проявил себя как достойный архитектор. Почти два года назад мне предложили возглавить вновь созданное Управление градостроительства и архитектуры.

В 2007 году мы начали разработку схемы планирования территории Запорожской области. Предыдущая схема была разработана и утверждена в 1976 году, срок действия ее истек в 2001 году. Этот документ позволяет области развиваться на научной основе и рационально использовать и развивать территории. Сейчас существует большая проблема нерационального использования земель, особенно в рекреационных зонах. Земли сельхозназначения подходят непосредственно к морю, транспортные и инженерные сети не разработаны, курорты не развиваются.

— Схема, разработанная в конце 70-х годов, просто устарела?

— Дело в том, что в 70-х годах экономика страны была плановой. Сейчас изменились подходы к зонированию и развитию территорий. Бизнес зачастую развивается хаотично, исходя из своих личных потребностей, задача архитекторов-градостроителей — объединить интересы бизнеса и громад, проживающих на этих территориях. Например, есть земли сельхозназначения, а экономическая логика говорит, что там целесообразнее разместить базу отдыха или санаторий. Развитие курортов дает немалые поступления в бюджет, способствует развитию инженерных сетей и транспортных маршрутов. При этом нужно не нарушить баланс заповедных территорий. Для того чтобы был общий маршрут по всем приазовским курортам, нужно работать над схемой территории области. Сейчас мы работаем над очень интересным транспортным проектом: связь Энергодара с Днепропетровской областью. Проект настолько смелый, он обсуждался на всех уровнях, и мнения разделились.

— В чем сложность этого проекта?

— Один нюанс этого проекта в том, что он затрагивает две области и необходимо отследить соблюдение интересов. Случается, что промышленная зона одной области граничит с рекреационной зоной другой области — задачи различны. Техническая сложность в переходе через Каховское водохранилище. Это очень сложная дорогостоящая задача. Хотя преимуществ много: развитие экономических связей с Днепропетровской областью, длительность пути от Запорожья до Энергодара сокращается со 120 до 60 км, возможность получения вторичного тепла от АЭС.

Но на завершение разработки схемы в этом году не предусмотрены средства в госбюджете, поэтому мы надеемся, что финансирование этой работы поддержат из областного бюджета.

— Вы очень воодушевленно говорите об этом проекте.

— У меня есть мечта, чтобы Приазовский район стал курортом мирового значения, город Запорожье — экологически чистым, Энергодар стал «Силиконовой долиной». Для этого у города есть все предпосылки. В Энергодаре высокий показатель прироста населения по области. Достаточно хороший промышленный потенциал, причем любое новое предприятие будет в полной мере обеспечено электроэнергией.

— Не жалеете, что ушли в административную работу?

— Когда делаешь какой-то проект заказчику, самое главное — его полюбить. Причем ты это делаешь не ради него, а ради себя. После этого работа идет легко. Можно сидеть до утра, создавая новый образ объекта. Тебе не хочется ни есть, ни пить, ты просто погружаешься в эту работу — это настоящий кайф. Вот за этим скучаю.

— А можно совмещать вашу нынешнюю должность и такой вид работы?

— Все мы люди. На этой работе тоже устаешь. Законодательство позволяет мне быть в составе авторского коллектива. Например, я уверен, что владельцы гостиницы «Yes» в любом случае будут этот объект реконструировать и расширять, развивать территорию. Я обязательно приму в этом участие, это мое детище. Мне всегда хотелось сделать ее выше. Я все равно мысленно проектирую, представляю образы, рисую. Другое дело, что на этой должности мне приходится заниматься другими вещами. Никогда не ожидал, что я буду принимать активное участи в работе с маломобильными группами населения. Этот вопрос столкнули с мертвой точки президент Украины и национальная Ассамблея инвалидов Украины. При облгосадминистрации создан комитет доступности. Управление архитектуры и другие структурные подразделения облгосадминистрации установили жесткий контроль над проектированием и строительством пандусов и других приспособлений для удобства инвалидов.

Есть еще одно очень интересное направление : административно-территориальная реформа. По этому поводу регулярно проводятся совещания на самых различных уровнях. Наше административное устройство совершенно не подходит под европейские нормативы. Компьютерные программы Европы отказываются понимать наше существующее административно-территориальное устройство.

— Что именно не стыкуется?

— Непонятна четырехуровневая система административного деления. Идет динамика на укрупнение, на уменьшение количества органов местного самоуправления. И самое главное в этой реформе, что решается вопрос доступности основных социальных объектов: школ, пунктов медицинского обслуживания, объектов соцкультбыта. Необходимо активизировать процесс работы самой громады. Чтобы люди могли объединяться и сами принимать какие-то решения. Что им важнее: газификация, электрификация или строительство дорог?

— Все-таки, что такое громада: административно-территориальная единица или объединение жителей?

— У нас сейчас деление следующее: область, районы, сельсоветы. Мы выделяем три-четыре сельсовета, учитывая численность населения, набор определенных объектов (тех самых школ, больниц...). В центральном из этих сел будет управление громадой. Во всех остальных избирается представитель громады, который и будет уполномочен обеспечивать взаимодействие с руководством. Например, староста. Должность выборная. Человек работает по договору с громадой.

— Мне кажется, такая программа должна нелегко внедряться в регионах.

— Вы не представляете, какое отторжение было на первых совещаниях. Какова ситуация? У пожарных своя сетка для размещения опорных пунктов, так называемая кустовая система. У налоговиков своя сетка. И все эти системы не совмещаются. Эта проблема будет решена. Кроме того, будет решаться вопрос строительства дорог. Первые попытки проведения реформы начаты в 2002 году, сейчас программа рассчитана на период с 2008 по 2014. Население тоже принимает эту реформу достаточно настороженно. Люди помнят много всяких решений, вводимых сверху. Например, переименование улиц. И тогда, к слову, общественные слушания не проводились.

— Что делает Управление в вопросе изменения границ населенных пунктов?

— Вопрос расширения границ города Запорожье, конечно, сложный. Эти решения должны проводиться тоже через решения громад. Громада Запорожья проголосовала «за», но громада Запорожского района не приняла это решение. Сколько еще будет длиться этот процесс, я не знаю. Нужно было договариваться, возможно, чем-то поступиться. Управление пытается привести в рамки законодательства существующую реальность: есть в области проблема с незаконным расширением населенных пунктов.

— Легче узаконить?

— Люди уже там живут, им надо дать адреса. А все проблемы из-за того, что не была правильно оформлена градостроительная документация, и просто невозможно провести туда все коммуникации. С точки зрения экономики, вложив один раз средства в проектирование, мы получаем более ликвидный объект, не говоря уже о более комфортных условиях.

— Вы говорили о направлениях работы Управления. Есть ли какие-нибудь программы, связанные со строительством жилья?

— Одно из интересных направлений — строительство доступного жилья за средства населения. Мы осуществляем контроль над реализацией этих проектов и соблюдением договорных обязательств со стороны строительных компаний. Город Запорожье или другой населенный пункт выделяет землю, подводит все коммуникации, строительная компания выполняет работы, закладывая минимальную логичную прибыль, достаточную для существования компании. Во всем цивилизованном мире это не больше 20%. Сверхприбыли не могли существовать долго, они были экономически неоправданы. В этой программе предусмотрено возмещение 20% на приобретения жилья. Мне очень нравится высказывание известного американского архитектора, теоретика Кевина Линча, что город похож на живой организм: транспортная система — это вены, сети — это нервы, и где не хватает какого-либо компонента, город не растет, не развивается. Город должен быть человеколюбивым, город должен быть для людей. И у нас есть такие города — Одесса, Львов.

— Часто приходится слышать, что у нас некрасивый город.

— Ложь. У нас красивейший город. Проспект Ленина от улицы Лермонтова и до Днепрогэса, район Соцгорода проектировали великие люди. В свое время мы принимали американскую делегацию, речь шла о защите диссертации именно по этим проектам. Соцгород — памятник мировой архитектуры, один из лучших примеров градостроительного искусства СССР довоенного периода. Проект получил золотые медали на выставках в Париже и Нью-Йорке в 1937-38 годах как образцовый прототип будущих городов для рабочего класса: четкие и гармоничные изгибы домов, балюстрады, стройные колонны и грандиозные башни, «домашние» дворики и простор скверов и аллей, прачечные и столовые, огромный кинотеатр... Но позже приходилось решать другие проблемы при строительстве города. Как только архитектура будет для человека, станет человеколюбивой, сразу город полюбят, он начнет нравиться. Мне в городе Запорожье не хватает пешеходных территорий, тех зон, которые были бы ласковы к человеку и имели бы развитую инфраструктуру. Бульвар Шевченко — пример того, как мало надо для создания места молодёжной тусовки. Но это молодежь. Наверное, нужны крупные развлекательные центры. Но почему всем нравится старая Европа? Там архитектура масштабна человеку. Есть в архитектуре понятие масштаб, а есть масштабность, когда архитектурные объекты соизмеримы с человеком.

— Если говорить об истории города, как вы лично относитесь к переименованию улиц, городов?

— Не надо забывать, что сейчас мы переименовываем переименованное. И если улица названа именем преступника, палача, а при этом масса достойных людей, память о которых не увековечена, то вывод понятен. Мы создали списки улиц, которые требуется переименовать. И пусть громада сама решает: жить ей на улице Чекистов или на улице Соборной.

— Но любое переименование — это еще и материальные затраты.

— Безусловно. Представьте себе, что значит поменять название улицы Анголенко.

Только перерегистрация всех юридических лиц, изменение прописки выльется в немалые затраты. К этому вопросу надо подходить взвешенно.

— Как вам кажется, архитектор — это человек искусства или это техническая специальность?

— Я знаю большое количество архитекторов-технарей. Это профессионалы с большой буквы, достойные глубокого уважения. А есть другие архитекторы: заснул, проснулся — и у него перед глазами изумительная картина. Но любой архитектор должен быть технически подкован, знать инструмент воплощения своей идеи. С другой стороны, это такая же профессия, как и все, несмотря на то, что именно архитектор создает среду, где живет человек. В мире пытаются строить кварталы холмов: объекты мягкой формы, кровли, покрытые травой. Накрышное озеленение — сложный технологический путь, но об этом думают. У нас город все еще зеленый, несмотря на все сложности. Ведь от этого зависит самое ценное — здоровье человека, которое, как известно, за деньги не купишь.

— Человек должен жить в собственном доме, ближе к земле?

— Мне кажется, каждый человек хочет жить на земле. Любой многоквартирный дом — это большое количество близко расположенных друг к другу людей с разной энергетикой. Я очень люблю отдыхать на даче. С семьей, детьми, собакой, друзьями. Я вообще очень общительный человек. Люблю готовить мужские блюда.

— Вы демократ в семье?

— Я бы хотел быть другом своим детям. А не карающим органом, чтобы они всегда могли обратиться ко мне первому за помощью. Мне нравится с ними просто общаться, дурачиться. Для меня в семье и в работе важно выстроить отношения таким образом, чтобы меня слышали. В рабочих отношениях меня интересует профессионализм и желание работать. Поскольку мы государственное Управление, вся наша деятельность должна быть во благо людей, тогда Управление сможет занять должное положение.

— Какое положение должно быть у Управления градостроительства и архитектуры?

— Что такое градостроительная политика? Это развитие всей территории. Все программы социально-экономического развития без привязки к территориям просто бумага, а вместе с градостроительной документацией — это комплексный подход к региональному развитию региона. Региональным развитием в том формате, который предполагается Кабинетом Министров, должны заниматься Минпромполитики, УКС обладминистрации. А Управление архитектуры должно заниматься градостроительством. В Запорожской области большое количество депрессивных и проблемных территорий, их надо лечить у профессиональных архитекторов-градостроителей. А какой я врач, покажет время.

— У вас очень осязаемая профессия. Что хочется оставить после себя?

— Раньше я мог работать только точечно, сейчас появилась другая возможность. Хотелось бы заложить новую современную транспортную схему, развить наши курортные районы, построить мост в Энергодаре. Если мы совместными усилиями сохраним историко-культурное архитектурное наследие — такое, как замок Попова, Приморская церковь, усадьба в селе Беленькое и многие другие, если мы сможем сделать там полноценные музеи, разбить новые парки, — я буду считать это достойным делом.

Светлана Фадеева

Справка:

Как именовались запорожские улицы раньше

Проспект Ленина: в разные годы его части носили названия Почтовая, Столбовая, Большая, Главная, Верхняя, Полицейская, Соборная, Карла Либкнехта, 8-ая Продольная, Адольфа Гитлера, Геринга.

40 лет Советской Украины: Совнаркомовская, Аллея Гитлера. Проспект Металлургов: Аллея Энтузиастов, им. Серго Орджоникидзе, проспект Сталина.

Улица Героев Сталинграда: Валовая, Бурсацкая, Школьная.

Площадь Свободы: Качельная и Пушкинская площади.

Улица Дзержинского: Александровская, Розы Люксембург.

Улица Горького: Екатеринославская.

Улица Анголенко: Базарная.

 

Еще статьи на тему: