АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2009/Номер от 10.02.09/Этюд в фиолетовых тонах, или Как получить дополнительные дивиденды от инвестиций в искусство
11.02.2009 12:43

Этюд в фиолетовых тонах, или Как получить дополнительные дивиденды от инвестиций в искусство

Автор  Елизавета Корнева

Представьте, вы прибыли в столицу с тщательно прописанным (возможно, вашим секретарем) планом важных дел и встреч, без поправок на расстояния, пробки и иной форс-мажор. А потом приняли внесенные (жизнью) поправки и поняли, что надо задержаться в столице на день-другой. Завершить запланированное и совершить то, что давно хотели, но не делали: пройтись по галереям. Прикоснуться к вечным ценностям, пощупать рыночную составляющую искусства.

Fashenko_10_02_09 Конечно, если вы действительно решите обойти все галереи, салоны, студии, «антикварні крамниці» и музеи Киева — за один день не управиться. Мы успели осчастливить своим вниманием не многие галереи. Не особенно разбираясь в тонкостях искусства современного, не очень осведомленные в стилях и направлениях эпох давно ушедших (дублированных в творениях молодых украинских художников), в почтительном поклоне склонились мы перед «живописью СССР». Работы советских художников (картон, масло) двумя внушительными стопками подпирали стены студии «Раритет-Арт». Без рам, с потертыми, обломанными краями... Милые сердцу пейзажи: пашни и стога, березки и «садки вишневі», избы и хаты с плетеными и деревянными заборчиками, соломенными крышами, с котами, цыплятами и прочей живностью. Бесхитростные лица советских тружеников с мозолистыми руками. 50-70-е годы прошлого столетия. Одним словом, антиквариат.

«Да, это антиквариат, и паспорт художественного произведения мы вам обязательно выпишем», — говорит менеджер салона Екатерина Ткачук. Милая девушка, обученная искусству, в том числе искусству продаж. А может, просто интуитивно почувствовавшая наше ностальгическое настроение. Катя не мешает нам пересматривать работы снова и снова. Не торопит, не напоминает, что в коленопреклоненной позе мы находимся уже несколько часов. Правда, периодически вставая и двигаясь в противоположный угол: «большое видится на расстояньи». Стопка «отобранное» появляется как бы сама собой, и рядом с ней вдруг возникает искусствовед Виктория. И мы вынуждены слушать ее осведомленное щебетание о том, что хотел сказать художник, на что следует обратить особое внимание. Всё по правилам. Цена произносится в самом конце. За одну работу нужно заплатить 400-1000 долларов. Стоимость антикварного картона зависит от квадратных сантиметров. Ни год, ни автор, но именно размер имеет значение.

Размер имеет значение, а искусство продажи соревнуется с чистым искусством и явно побеждает. Еще пару часов — и, выбрав из хорошего лучшее, мы готовы сделать покупку. Лучшим оказался этюд, где земля, пашня изображены в фиолетовых тонах. «В этом цвете мы смотрим на жизнь по-иному и, возможно, понимаем, что иногда — а, может, и чаще — для того чтобы быть вместе, не требуется любовь... Достаточно чего-то другого.» —декламирует лирику собственный мозг. «Фащенко Леонид. Пашня. 1960», — сообщает искусствовед. Всего 600 у. е. Последняя слабая попытка сопротивляться: «Кто такой Фащенко?» Минута ожидания, и из лазерного мфу hp вылетает А4, запачканный парой строк с сайта «Спілки національних художників України»: «Фащенко Л.Г. Народився 17.08.1937 р., м. Запоріжжя. Закінчив Дніпропетровське державне художнє училище (1957). Живописець. Член НСХУ (1963). Лауреат премії ім. Й. Бродського (1993)». «Даты смерти нет. Наверное, еще живой», — делают предположение сотрудницы галереи. «Земляк! Живет в Запорожье! Найду!» — озаряет меня. И национальная гордость вмомент растворяет остатки того, что люди практичные называют здравым смыслом.

Я его найду.

Поиски художника заняли не очень много времени и подтвердили стойкое убеждение истинных запорожцев о нашем маленьком городе и тесном мире. Выяснилось, что последние 6 лет Леонид Григорьевич Фащенко живет в районе Разумовки. Как и положено обычному художнику (чьи эскизы не уходят по 600 долларов). Взяв не оформленный еще раритет, я отправилась на свидание. Опасаясь, что не получится поговорить или не признает Мастер своего творения. Я уже знала, что подтверждающую подпись на работах, выставленных на аукцион запорожским антикварным салоном «Эпоха», делал не Леонид Григорьевич, а его сын Сергей, тоже художник (кстати, все работы Фащенко-старшего хранятся у сына). Однако опасалась я напрасно. , Леонид Григорьевич долго смотрел на работу, недоумевал, как она ушла, куда, когда... Так давно это было! Удивлялся, слушая мой рассказ об известной столичной галерее, где, кстати, находятся еще несколько его работ. А потом сказал: «Сейчас бы эта работа выдержала конкурс в любой украинский музей. В ней есть что-то волнующее. Тут есть настроение». И тут же стал извиняться за то, что оценивает собственное творение. Но 50 лет — это, согласитесь, срок достаточный, чтобы правдиво взглянуть на себя со стороны.

Разговор с Мастером

— Что означало быть советским живописцем? Можно ли было состояться, рисуя только пейзажи?

— У меня были фундаментальные работы. Например, триптих «Строительство ДнепроГЭСа». Такие работы закупались Министерством культуры. Этюды же я писал для себя. Например, вот этот — не работа, просто этюд, причем в мрачных тонах. Но с этого материала я написал большую картину 160х120 см, там была не только пашня, я туда добавил сеялки, комбайны. И она также ушла в Министерство культуры.

— Почему в мрачных тонах? Тут такая замечательная фиолетовая гамма?!

— Да, фиолетовый — мой любимый цвет. Но раньше были другие ценности...

— Сейчас искусствоведы говорят, что в 50-60 годы советские художники писали на картоне по бедности, так как трудно было добыть холст...

— Я бы не сказал, что мы были бедны. Союз художников — богатая организация, которая обеспечивала нас всем необходимым. А на картоне писались этюды, зарисовки с натуры. Кстати, их было так много, что временами я их сжигал. Ставить было некуда.

— А как сейчас относитесь к тому, что ваши этюды высоко ценятся?

— Я в первый раз услышал, насколько высоко. Приятно, что работа сохранилась и будет жить. Ну надо же... И краски уже так выцвели.

— Вы сейчас что-то пишете?

— С осени кисти в руки не брал. Тяжело уже. Сколько энергии и нервов надо отдать работе! Повышается давление. А если легко, то работа не состоится, будет выхолощена, никому это не понравится. Но работать хочется... А приезжайте в мае! Я обязательно напишу и подарю вам что-то хорошее.

10_02_09-69

Станковая живопись.

Очень хотелось поговорить с Мастером о самостоятельном характере его живописи. Но Леонид Григорьевич отшутился и рассказал случай из своей молодости. Пришли проверять его важные люди в погонах. Говорят: «Ну, показывайте, где ваши станки!» — «Какие станки?» — «Так написано же, станковая живопись!»

И о премии им. Бродского Мастер говорить не стал: «Да, была моя выставка, небольшая. Премию дали». И всё.

Такой он, запорожский художник Леонид Фащенко. Талантливый и скромный. Харизматичный и обаятельный... 

 

А что касается дивидендов... Я их получила! И буду получать каждый день. 10 раз в день. Сколько захочу. Стоит только посмотреть на этюд в фиолетовых тонах... Работы у мастера еще есть, и эскизы, и полотна. И приобрести их можно, не выезжая из Запорожья. Хотя иногда для этого стоит поехать в столицу. Ведь великое, конечно же, с расстояния видно лучше!

 

 
СПРАВКА "ПОРТМОНЕ"
 (из материал из Википедии — свободной энциклопедии) 
 Станко́вая жи́вопись — род живописи, произведения которого имеют самостоятельное значение и воспринимаются независимо от окружения. Буквально — живопись, созданная на станке (мольберте).
Произведение станковой живописи — картина — создаётся на нестационарной (в отличие от монументальной), и не утилитарной (в отличие от декоративной) основе (холсте, картоне, доске, бумаге, шёлке), и предполагает самостоятельное и не обусловленное окружением восприятие.
Еще статьи на тему: