АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:экология/Радиация, которая нас окружает
22.04.2017 15:00

Радиация, которая нас окружает

Автор  Портмоне

Повезло ли нашему региону после катастрофы на ЧАЭС?  Насколько сегодня безопасно соседство с Запорожской АЭС? Сколько вообще существует источников облучения, и какую дозу радиации мы получаем в повседневной жизни?

Обо  этом рас сказывает заведующий радиологической лабораторией Запорожского лабораторного центра МОЗ Украины Михаил Костенецкий, который работает в данной структуре уже более 40-ка лет.

CHEAS26 апреля исполняется 31 год со дня самой масштабной в истории современности техногенной катастрофы – аварии на Чернобыльской атомной станции, в результате которой было загрязнено 160 тысяч квадратных километров территории нескольких стран. В Украине радиационному загрязнению подверглась территория площадью 50 тысяч квадратных километров. От аварии пострадали около 3,5 миллиона человек…

Радиоактивное облако над Запорожьем

—  Я хорошо помню апрель 1986 года. Достоверных данных о масштабах аварии на ЧАЭС тогда не сообщали, информация распространялась преимущественно по сарафанному радио. Но в любом случае мы были уверены, что в Запорожье абсолютно безопасно, до нас радиация не дошла...

—  Это не совсем так. В те дни областная санэпидстанция перешла на круглосуточный режим работы, был организован постоянный радиационный контроль питьевой воды и гамма-фона местности. С 29 апреля, на третий день после аварии, гамма-фон в Запорожье стал нарастать и в течение полутора суток достиг уровня 150-ти микрорентген в час, хотя до этого не превышал 11-12-ти микрорентген в час. Мы сразу поняли, что над областным центром прошло радиоактивное облако. С 30 апреля в воздухе стали регистрировать содержание радиоактивного йода-131, а также радионуклидов церия-144, цезия-134, бария-140, рубидия-106 и др. Одновременно повысилась и радиоактивность воды в Днепре. Все это подтверждало наличие свежих радиоактивных выбросов. В результате гамма-съемки были выявлены радиоактивные пятна в отдельных местах Васильевского, Куйбышевского, Пологовского, Каменско-Днепровского и некоторых других районов – с  уровнем гамма-фона над почвой 100-250 микрорентген в час. Население об этом не информировали – такие сведения являлись строго секретными. Тогдашний первый секретарь Запорожского обкома компартии Анатолий Сазонов вызвал к себе главврача облСЭС Виктора Мариевского [позже он стал главным санитарным врачом Украины], чтобы определиться – проводить в Запорожье первомайскую демонстрацию или нет. Мы подсчитали, какую дозу облучения получат горожане в течение двух часов, пока будет продолжаться демонстрация. Власти решили, что доза не критичная, и демонстрацию не отменили. То, что народ мог и после официальных мероприятий гулять под открытым небом, не учитывалось. Это был вопрос политический. Первомайские торжества в тот год не отменили даже в Киеве.

—  Сколько времени понадобилось на то, чтобы гамма-фон в Запорожье вернулся к своим естественным величинам?

—  До уровня 40-ка микрорентген в час он снизился уже через день-два после того, как над городом прошло радиоактивное облако, но понадобилось около двух лет, чтобы гамма-фон вернулся к доаварийным величинам – 12-15 микрорентген в час.

—  Рядом с нами находится Запорожская АЭС — самая крупная в Европе, имеющая шесть энергоблоков мощностью по миллиону киловатт каждый. Проектный срок эксплуатации энергоблоков – 30 лет, и для трех из них эти сроки уже миновали, а еще для двух завершатся к концу следующего года. Такое соседство не может не тревожить, в особенности после Чернобыльской катастрофы и аварии на Фукусиме в 2011 году. Насколько надежным является контроль радиационной безопасности на ЗАЭС и кто его осуществляет?

—  Прежде всего нужно отметить, что сроки эксплуатации энергоблоков, которые исчерпали проектный 30-летний ресурс, были продлены. И этому предшествовала серьезная работа по доведению всех узлов и систем до требуемого уровня. Что касается контроля безопасности, то его проводят прежде всего специалисты самой атомной станции. Они обеспечивают ядерную безопасность при эксплуатации энергоблоков и радиационную безопасность как на территории станции, так и за ее пределами. На промплощадке и в 30-километровой зоне наблюдения оборудована сеть мониторинга, действующая в автоматическом режиме.

Стронций и цезий в воде и продуктах.

—  Но это ведомственный контроль, а как насчет внешнего?

—  Наша лаборатория осуществляет контроль воды и сельхозпродукции, выращиваемой в зоне наблюдения – на содержание в них стронция-90 и цезия-137. Такие исследования мы начали проводить с мая 1986 года [тогда впервые были разработаны соответствующие нормативы]. В целом содержание радионуклидов в продуктах питания, воде и рыбе на порядок ниже установленных норм. Более того, оно постоянно снижалось на протяжении последних 30-ти лет. Это говорит о том,  что наличие радионуклидов в окружающей среде объясняется не столько нынешними незначительными выбросами ЗАЭС, сколько оставшимися «следами» аварии на ЧАЭС. При этом полностью от стронция и цезия территория может очиститься только через 300 лет после загрязнения.

Как не «схватить дозу» в собственной квартире

—  Какие еще есть источники облучения в повседневной жизни?

—  К естественным источникам относят гамма-фон. У нас он составляет 12-15 микрорентген в час. Это очень незначительные величины. Гораздо более опасным источником радиации на нашей территории является газ радон, на который приходится свыше 60-ти процентов годовой дозы облучения запорожцев. Радон образуется в процессе распада урана и радия, которые находятся в недрах земли. Радон поднимается из почвы и накапливаются в зданиях. Выделяется он также из стройматериалов. Длительное воздействие этого газа может спровоцировать рак легких и лейкемию. Допустимая концентрация радона в помещениях не должна превышать ста беккерелей на кубометр, для детей норма вдвое меньше. По данным проверок, наибольшее содержание радона в воздухе зарегистрировано в Гуляйпольском, Ореховском и Токмакском районах. Кроме того, на Гуляйпольщине 62 процента строений не соответствуют требованиям нормативной базы по радону, в Ореховском – 53 процента, в Токмакском – 43. В 2012 году мы проверили также содержание радона в детских учреждениях области, и в 95-ти процентах исследований нормы были превышены, причем значительно. В некоторых школах и детсадах концентрация радона достигала 300-350 Бк/кубометр вместо допустимых 50-ти! Были составлены рекомендации по снижению содержания радона в помещениях. Однако повторные замеры уже не проводились. На это не было средств, а потом и саму санэпидслужбу расформировали.

— Как же защитить себя от этого опасного газа?

—  Меры профилактики достаточно просты, но эффективны. Прежде всего нужно обеспечить хорошую вентиляцию помещений и регулярно проветривать комнаты. Снижает концентрацию радона также изоляция перекрытий подвала и пола, использование специальных настенных обоев.

Лечение и облучение

— А что еще облучает наших земляков?

—  На втором месте после радона стоит медицинское облучение [18 процентов суммарной дозы]. А непосредственно в структуре его доз 48,5 процента составляет рентгенография, 21,6 процента – флюорография, 12,4 процента – компьютерная томография.

— Врачи, направляя пациентов на рентген, об этом знают и как-то учитывают?

—  Вообще-то рентгенодиагностические процедуры в перечне исследований должны стоять на последнем месте. То есть вначале используются безопасные методы исследований, и только если этого не достаточно, пациента направляют на рентген и томографию. Но единого учета нет. К тому же многие обращаются в разные клиники к разным врачам. Поэтому пациент, для собственной безопасности, сам должен вести учет того, сколько раз и в течение какого отрезка времени он проходил рентген, флюорографию и т.п. И сообщать эти данные врачу. 

Не забывайте: чем больше суммарная доза облучения, тем выше ероятность негативных последствий. И организму все равно, за счет чего получена эта доза – от естественных источников радиации, в результате  едицинской диагностики или по другим причинам.

Стать опубликована в газете «МИГ» (номер от 20.04.2017), автор Светлана Шкарупа