АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Прочее/Прочее/Ковчеги от Никиты Сергеевича и Леонида Ильича
03.03.2011 20:26

Ковчеги от Никиты Сергеевича и Леонида Ильича

Автор  Аркадий Старовойтов
«Бегемотов посадили в трюм вместе с носорогами и слонами. Это была хорошая идея — использовать их в качестве балласта, но можете себе представить, какая там стояла вонь — а убирать за ними было некому. В результате единороги, обладавшие, как и подобает магическим существам, тонкой психикой, вообще отказались плыть». Так начинается замечательный роман Джулиана Барнса «История мира в 10  главах» — Всемирный Потоп глазами корабельного червя.

Решение «квартирного вопроса» по-коммунистически, кроме всего прочего, имело еще один аспект, который, к сожалению, непреодолен и по сей день. При советской власти мы практически не имели возможности выбирать себе соседей. В результате почти любой многоквартирный дом по сути, представлял собой тот самый ковчег.

Xrushovki1Тогда мы все были «скованы одной цепью», и это воспринималось, как неизбежность. Теперь это положение вещей воспринимается как некая неизжитая патология. Особенно этому подвержены «хрущебы» и многоэтажки 70-80-х. Точнее — в них это особенно заметно. Именно здесь, с одной стороны — наиболее «разношерстое» население, а с другой стороны — самое доступное по цене жилье. И, соответствен-  но — самое динамичное «движение».

Возьмите практически любой подъезд такого дома. Вот — «бабуси и дедуси», чей быт мало чем отличается от дома престарелых. Вот — опустившиеся маргиналы, превратившие свою квартиру в «генделик» или «наркоточку». Вот — представители «бюджетной» интеллигенции. Вот — молодая успешная семья, у которой наконец появились деньги на отдельное жилье, пока, правда, только на такое. Вот — успешные представители малого бизнеса, которые пока еще на плаву, но не знают, сколько это продлится. Вот — немолодая семья, у которой, наконец, появились деньги на ремонт. Последние три упомянутые категории жильцов уже успели поставить стеклопакеты и сооружают «еврохалабуды». Первые этажи почти целиком пошли под офисы, мастерские и магазинчики. Наконец, кто-то покупает здесь пару-тройку квартир и сдает их посуточно или почасово. Как мотель или как дом свиданий. «Меблированные комнаты», как это называлось когда-то. Это намного выгоднее, чем сдавать квартиру помесячно.

Если — почасово, то квартиру можно и не ремонтировать. Конкуренции все равно нет. В смысле — есть, но только с «себе подобными». Номера в «официальных» гостиницах у нас пока что сдаются только посуточно. Если квартира сдается посуточно, тогда мы конкурируем с уже существующими гостиницами, и тогда ремонт необходим. И «меблирование» — тоже. И тогда наши преимущества перед естественными конкурентами — более либеральный подход к регистрации постояльцев (если эту процедуру здесь вообще можно назвать «регистрацией»), бонусы и, конечно же, соотношение «цена-качество». Многие вполне серьезные бизнесмены, путешествующие по делам, предпочитают именно такого рода «семейные отели» — больше конфиденциальности в чужом городе (отели ужгород).

Итак: здесь растут дети, здесь что-то паяют или что-то грузят, здесь на лавочке сидят бабушки, здесь «притончик гонит самогончик», здесь встречаются любовники, и здесь же поселяются деловые люди.  По отдельности все вышеперечисленное нормально и вполне естественно (даже то, что кто-то опустился на дно. Не всем же, в конце концов, быть богатыми и здоровыми). Везде в мире существуют и дома престарелых, и трущобы, и мастерские по ремонту компьютеров, и мотели, и дома свиданий. Но в цивилизованном мире — и даже в не очень цивилизованном — всё это как-то разделено в пространстве. Дом престарелых — отдельно, трущоба — отдельно, жилище приличных людей — отдельно, дом свиданий — отдельно, ну и так далее. Всё — там, где вышеперечисленные объекты будут наиболее уместны. Но никак не в одном подъезде и, тем более — никак ни на одной лестничной площадке.

Так и рождается ощущение ковчега, никак не свойственное цивилизованное жизни. Ощущение временного, которое на наших глазах превращается в вечное. Возникает дух гетто, от которого не отгородишься никакой бронированной дверью и никаким домофоном.

Риэлтеры, оценивая «гудвилл» жилья, как правило, на вышеперечисленное внимания не обращают. Как правило, оценивается только район.

Сейчас, благодаря строительству жилья, изначально планируемого как элитное, положение стало меняться. Здесь уже можно выбирать соседей — в том смысле, что существует естественный экономический фильтр. По крайней мере, ни богадельни, ни дома свиданий, ни мотеля, ни притона на одной лестничной площадке здесь уж точно не будет. Средний класс постепенно переселяется в приличные дома и приличные районы. Маргиналы остаются в гетто. Мотели, в конце концов, разместятся там, где им и положено быть — вдоль дорог. Дома свиданий и маленькие гостинцы будут вполне уместны в исторических районах или кварталах — разумеется, с поправкой на то, что у нас может считаться «историческим». Это происходит уже сейчас.

По крайней мере — тенденция уже налицо.

Одним словом — жизнь налаживается.

Аркадий Старовойтов

 

Еще статьи на тему: