АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Персоналии/Федор Конюхов. История вторая: «Вечный бродяга»
24.10.2011 08:35

Федор Конюхов. История вторая: «Вечный бродяга»

Автор  Дмитрий Шилин
Теги:

Недавно украинский путешественник Федор Конюхов организовал освещение и установку креста из нержавеющей стали в водах Кипра (на глубине 20 метров). Мы гордимся нашим земляком и известным на всю страну «вечным бродягой». И публикуем материалы, собранне ранее «для истории»...

Это встреча с Федором Конюховым после его путешествия-2007 по Гренландии на собачьих упряжках - в селе Атманай Акимовского района Запорожской области. Всемирно известный путешественник Федор Конюхов, если сложить все его путешествия, уже преодолел бы расстояние от Земли до Луны и, пожалуй, обратно.
inart_47058_1А жизнь его по всей Земле бросает. Только домой, к родителям, наведывается он очень уж редко. Прошлым летом, в июне, у мамы Федора, Марии Ефремовны Конюховой, был 90-летний юбилей. Так Федор приехал к ней в село Атманай Акимовского района Запорожской области. С женой Ириной и 11-месячным сыном Коленькой. И это для мамы было лучшим подарком.
Во дворе маленького родительского дома Конюховых, что стоит недалеко от берега Утлюкского лимана (Азовское море), мы и поговорили с Федором – о жизни и его путешествиях.


«Я к музею отношусь очень скептически»
Все почему-то, не успел Федор приехать, об одном и том же спрашивали: «А как там Музей Конюхова?» Речь о домике в селе Чкалово Приазовского района, где он родился. Может, и нужен такой музей. Только энтузиасты должны быть. И желание властей. А то пять лет назад они «на ура» эту идею поддержали, а дальше стали ждать, что сам Федор все сделает и денег еще подбросит.
И сейчас: «Ну, как же, Федор? Вы же обещали. Картин своих подбросить…» А он и не отказывается. Но одновременно говорит: «Я к музею отношусь очень скептически. Я живой человек – зачем мне музей? И почему я должен его финансировать? Если я что-то и финансирую – то это строительство церквей, часовен. Вера у людей должна быть. Это главное. А тот домик в Чкалово – его надо продать. Пусть там люди живут, огород сажают». 
«Спрашиваю, кто такой Гагарин. Отвечают, что футболист или политик». Очень разочарован Федор в нынешней молодежи. Разочарование пришло после выступления в школах. «Дети сейчас ничем не интересуются! А если и спрашивают о чем, то – какая у тебя зарплата и есть ли «Мерседес». У них нет идеи и цели высокой. Я считаю, зарплата и «Мерседес» должны быть на втором плане. Выступал как-то в школе в Переславле-Залесском под Москвой. Спрашиваю: вы кем хотите быть? В ответ: ха-ха-ха! Бизнесменами! А конкретно – ничего ответить не могут. Говорю им: коров пасти – тоже бизнес. Задумались. У них там старенький стадион есть – имени Гагарина. Спрашиваю: вы знаете, кто такой Гагарин. Опять: ха-ха-ха! Отвечают: та это футболист. Или бизнесмен. Грустно стало. Учителя разводят руками: а у нас Гагарина по программе нет. Так вы хоть портрет его в школе повесьте!»

«Вот за границей вас не примут, там даже окурок просто так не бросишь»
Приехал Федор в Атманай, вышел на берег Азовского моря (точнее, Утлюкского лимана), а по берегу страшно пройти – все в бутылках, грязных и побитых. «Мы тогда с Ирой пошли и выступили перед школьниками. Говорим: давайте наведем порядок! Пять девочек согласились. А пацаны стоят и смеются: вот, мол, дурачки! Я учителям говорю: почему нельзя берег поделить на участки? Каждому классу по сто метров. Вмиг бы очистили всю территорию. Спрашиваю школьников: а за границу хотите поехать? Да! – кричат. Но за границей, говорю, вас не примут, там даже окурок просто так не бросишь на землю.
И вот мы с девочками собираем на берегу бутылки, а парни ходят рядом и смеются. Это я к тому, что точно так же и с музеем может получиться. Он не должен быть в тягость. Люди сами должны захотеть, чтобы был у них музей. А напичкать его экспонатами, привести тех же школьников, насильно показывать? Будут смотреть равнодушно. Или все с тем же: ха-ха-ха!»

«И спорт – это не панацея»
«Вы помните, при Горбачеве, не было у нас колбасы и пива? – спрашивает Федор. - Давились в очередях – особенно за пивом. А появилось оно в изобилии – и никто не давится. Я к чему это? Вот сейчас говорят: детям – стадионы. Спорт отвлечет их от улицы, воспитывать будет. А я так думаю, что и спорт – это не панацея. В Южной Африке был – в ЮАР. Там до горизонта сплошь спортзалы, дети только и занимаются спортом. Но ночью, да даже и днем, по улице спокойно не пройдешь – эти же пацаны тебя забьют.
Москве еще лет пятьдесят надо, чтобы догнать по стадионам ЮАР. И в Париже стадионов больше, чем в Москве. И в Лондоне. Но и там после семи вечера уже спокойно в метро не спустишься. А стемнеет - по улице спокойно не пройдешь.
А все зациклились: детям надо спорт на блюдечке преподнести, он их отвлечет от плохих поступков. Ничего подобного! Должна быть прежде всего идея. Духовность должна быть. Я услышал, что в Чкалово хотят построить церковь. Правильно! Церковь должна людей объединять и воспитывать духовность».

«Я пионером и комсомольцем был, а крестик все равно носил»
Насчет своей веры православной Федор говорит, что в океане, когда ты с ним один на один, нельзя быть неверующим. А в Бога верит он еще со школы: «Я пионером и комсомольцем был, а крестик все равно носил. И с учительницей Марией Васильевной всегда спорил. Ну, как это – Бога нет? А вот Александр Сергеевич Пушкин был верующим человеком. И Гоголь, и Достоевский, и Толстой (это под старость у него маразм проявился – безбожником стал). И Георгий Седов, мой земляк и знаменитый полярный исследователь, тоже верил в Бога. И Ломоносов. И Энштейн – «я ни одного дня не был неверующим». Да даже Фридрих Энгельс и Карл Маркс религию не отрицали.
Так вот, читая в детстве книжки этих людей, я спрашивал себя: почему не их, а Марию Васильевну я должен слушать? Ведь Мария Васильевна не написала ни одной книжки, не сделала ни одного открытия».

«Хочу, чтобы Коленька стал священником. Но не путешественником!»
Коленьке, младшему сыну Федора, уже скоро будет два года. (Старшему, Оскару, - 32). А год назад на вопрос, как сына воспитывать будет, Конюхов ответил: «Хочу, чтоб он был священником, чтоб не путешествовал. Потому что если он будет путешествовать, я за него буду сильно переживать. Я был во многих путешествиях и знаю, что это такое. Не хотел бы, чтобы мой сын находился, как я, то в горах, то на льду или на яхте один в океане, да в ураган. Там очень опасно.
А как воспитывать? Ничего специально не надо делать. Самому так жить, чтобы пример показывать. Трудиться, не быть нахлебником, не ныть. И он так же будет потом жить». Ближе к преклонным годам Федор и сам хочет стать священником. Чтобы пример сыну в жизни показать.
В Атманае рядом с родительским домом Федор купил дом, на котором уже висит табличка: «Дом Николая Федоровича Конюхова» - Коленькин дом. Федор надеется, что хотя бы раз в десять лет сын сюда будет приезжать. А пока: хорошо, говорит, что он выкупил, а не коммерсанты – открыли бы тут шашлычную у стариков под боком, беспокоили бы их.

inart_47058_2 «Родители, говорят, обижаются. Но я же работаю!»
Я спросил Федора: вот сейчас, в Атманай, к родителям, он приехал – домой? Ответ: да, да – домой! И еще вопрос: а как часто бываете дома? Тянет ли сюда?
«Ну, как вам сказать – тянет домой… Родители, говорят, обижаются, что редко приезжаю. Но я же работаю! Мне 55 лет – я работаю. Отец в мои годы уже не работал, был на пенсии. И все сейчас только сидят и ждут пенсии. Я не жду пенсии – работаю. Я ложусь в двенадцать, в два часа ночи и встаю в шесть утра. Я же не только путешественник – еще и книги, и картины пишу. У меня двадцать фирм, объединенных в «Торговый дом Федора Конюхова» – бизнес, связанный с путешествиями. У меня никогда не было в жизни так, чтобы человек пришел и просто так дал деньги: «На, путешествуй!» Никто мне никогда ни одного рубля просто так не дал. На свои путешествия я деньги зарабатываю тяжким трудом. Поэтому мне некогда часто к родителям приезжать».
«Когда какая-то экспедиция срывается, мы с Ирой, женой, радуемся». Так Федор ответил насчет будущих путешествий. Но тут же рассказал, что через неделю он должен вылететь во Францию на открытие выставки катеров и яхт в Марселе. Потом в августе - путешествие на верблюдах из Калмыкии в Монголию и обратно по Великому шелковому пути, рассчитанное на три года – до 20 августа 2009-го, когда будет отмечаться 400 лет со дня вхождения калмыцкого народа в состав России. Цель этой экспедиции – привлечь внимание людей к тому, что верблюды вымирают.

Пять лет назад их в Калмыкии было 1300 голов, а сейчас осталось 85. Конюхов намерен завезти в Калмыкию верблюдов из Монголии.
В октябре, говорил он, караван верблюдов экспедиции Конюхова останется на первую зимовку в Оренбуржье, а сам он улетит в Канаду, где будет тренироваться в гонках на собачьих упряжках. В конце зимы там состоится Большая гонка в два этапа: сразу через территорию всей Канады, а потом через неделю – по Аляске. Весь этот путь участники гонки должны преодолеть на одной упряжке, не меняя собак.

Рассказывая о многочисленных планах, Федор сказал, что еще хочет совершить путешествие на осликах (вместе с детьми) из Сергиева Посада (Подмосковье) в Киев.

Это будет паломничество в Киево-Печерскую лавру. «Я был в Киеве, - вспоминает Федор, - но в вашей (и тут же поправляет себя: «В нашей!») лавре никогда не был. Хочу не самолетом-поездом добраться, а пешком туда прийти».

Дмитрий Шилин.   Фото автора.

На фото: 1. Федор Конюхов с родителями - его отец Филипп Михайлович Конюхов напутешествовался в войну по Европе - сначала отступал до Сталинграда, а потом наступал и закончил войну победителем
2. Федор с мамой Марией Ефремовной Конюховой (она, к сожалению, уже умерла...)

Впервые опубликовано в газете "Индустриальное Запорожье"


Еще статьи на тему: