АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Персоналии/Вячеслав БОГУСЛАЕВ: "Никогда не сяду в кресло пилота! Каждый должен заниматься своим делом"
19.11.2011 18:50

Вячеслав БОГУСЛАЕВ: "Никогда не сяду в кресло пилота! Каждый должен заниматься своим делом"

Автор  Дмитрий Шилин

На «моторовской» вертолетной площадке, где стоят ждущие продления своей летной жизни вертолеты, мы ждали премьер–министра Николая Азарова. И пока было время, генеральный директор АО «Мотор Сич», Герой Украины и народный депутат Вячеслав Богуслаев рассказал журналистам о зарождении в Украине новой  отрасли – вертолетной.

Руководитель АО "Мотор Сич" летает на Ми-2 и намерен сделать Запорожье украинской вертолетной столицей... 

НА КОСУ В ПРИМОРСК И ОБРАТНОBoguslaev

Вот на том, синеньком, вертолете я летаю постоянно, – сказал Вячеслав Александрович, показав в сторону похожего на стрекозу винтокрылого красавца Ми–2, присевшего на бетонной площадке.

– Мои люди летают. Мы отдаем его в аренду даже губернатору Херсонской области, он во время страды облетал свои поля.

Летали на нем наши руководители управления областной милиции. Очень удобно с неба контролировать движение транспорта на дорогах. Очень легко также контролировать возможные возгорания леса, посадки, поля. К тому же, на этом вертолете быстро можно доставить туда соответствующие службы.

А вы на своем вертолете куда летаете, Вячеслав Александрович?

– Куда летаю? На косу в Приморск, там у нас база отдыха. Расстояние 220 километров, час десять – час двадцать минут лету, все зависит от ветра. В Харьков летаю.

За штурвал сами садитесь?

– Нет, нет! Каждый должен делать свое дело. Уже ведь столько случаев было – когда непрофессионально управляли или пытались «дергать за ручки», и в итоге это все приводило к катастрофам. Поэтому я никогда не садился в кресло пилота и никогда не сяду. Это просто плохое любопытство и плохой поступок со стороны административного лидера.

Вот, вы помните, под Смоленском упал, разбился самолет, в котором летел президент Польши. Ну, что это такое? Зашли в кабину, воздействовали психически на летчиков, взывали к совести – мол, как же так? Мы, польские летчики, не можем посадить самолет? Чем это кончилось? Страшной трагедией. И страшной неприязнью двух государств, понимаете? Поэтому нельзя этого делать. Никто, никогда в кабину летчика заходить не должен. Не имеет права.

Я могу, конечно, освоить полеты. Но я никогда лучше летчика это не сделаю.

Как называется модель вертолета, на котором вы летаете?

– Ми–2. Вернее, Ми–2МСБ. Потому что МС – это «Мотор Сич». Мы эту марку везде присваиваем. И вертолет уже отличается от первоначального. В Ростове делают Ми–2М, точно такой же вертолет, с нашими двигателями. Мы отдали туда двигатели. Ми–2М служит для обучения военных летчиков.

 

Boguslaev_1777ЗАКАЗ ОТ МЧС НА 22 ВЕРТОЛЕТА УЖЕ ЕСТЬ

Такой переоборудованный Ми–2, на котором вы летаете, пока только один?

– На следующий год мы получили заказ от МЧС на малые вертолеты Ми–2 – на 22 вертолета. Вот они уже стоят на площадке. Эти вертолеты, можно сказать, не летали вообще, они военные. Мы их себе забрали. Теперь будем снимать их «с военного учета». Военное оборудование выбрасываем и ставим наше оборудование, современное – все спроектировано в Украине. Обращаю ваше внимание на то, что мы, впервые в Украине, обучая специалистов и создавая новую авионику систем управления вертолета, все ближе и ближе подходим к тому, что  должны создать свой вертолет. Полностью свой!

Какие, кроме маленьких, вертолеты вы будете обновлять?

– Пять вертолетов Ми–8 готовим. Но прежде переоборудованный вертолет должны испытать и дать нам документ о пригодности его к эксплуатации. После чего мы должны получить сертификат на право проектирования – после того, как наш вертолет будет признан пригодным к эксплуатации, мы получаем соответствующие разрешительные документы. Это важный последний шаг на пути к серийному производству, к созданию нового вертолета. Без сертификата летной годности, без сертификата на право проектирования нельзя приступать к изготовлению такой техники. Я надеюсь, что мы через месяц получим такие сертификаты. И будем здесь, в Запорожье, начинать вертолетную индустрию Украины.

И есть уже соответствующая государственная программа?

– Программы государственной нет. Это идет по моей личной инициативе. И мы тратим деньги предприятия. Но такие подвижки, свидетелями которых вы являетесь, может быть, послужат тому, что мы в этом году убедим правительство подготовить программу по развитию вертолетостроения в Украине. Сейчас мы создаем научный центр для Запорожья – у нас будет свое конструкторское бюро.

И на подходе у нас самолетная программа – по Ан–2. Мы сейчас передаем турбовинтовой двигатель, новый, МС–14 в Киев. Самолет уже готов. И к концу этого года полетит новая модификация Ан–2 – будет Ан–3.

Почему вы еще и этим самолетом занялись?

– Потому что бензин на этот поршневой двигатель, на Ан–2, не выпускают ни Россия, ни Украина. И покупают за границей. Но все дорого, все дорожает. И потом, доставлять горючее очень тяжело, особенно, скажем, в отдаленные точки. А в России вообще – на Север, там все бочками пустыми завалено.

Поэтому пришли к выводу, что надо сделать такую технику, которая бы эксплуатировалась на одном топливе – и вертолеты, и самолеты, и Ан–3 в том числе. Вот такую мы программу ведем.

Таким образом, много всего нового в этом году будет и журналистам представлено. И вы будете свидетелями взлетов, полетов, удач а может быть, неудач...

 

В РОССИИ БОЛЬШИЕ – ПО 15 МИЛЛИОНОВ. В ЗАПОРОЖЬЕ ТОЖЕ БОЛЬШИЕ. НО ПО 5

Удач, удач! – загудели журналисты.

– Сложная техника, к сожалению, всегда требует жертв – не только финансовых, но бывают и другие жертвы, не дай Бог, конечно. Но тем не менее, мы привыкли делать хорошую технику.

Во что вам обойдется создание каждого «нового старого» вертолета?

– Это коммерческий вопрос. Другое дело – сколько такой вертолет будет стоить на рынке? Мы определили – он будет стоить около миллиона долларов. 750–800 тысяч долларов – маленький, Ми–2. А большие вертолеты – по 15 миллионов в России делают, новые – у нас они будут стоить по 4,5–5 миллионов долларов.

Значит, успешная конкуренция будет с Россией?

– Нет, речь идет не о конкуренции. Новый вертолет есть новый. А наш вертолет все–таки после капитального ремонта. Поэтому мы на себя берем риски и ответственность – перед теми, кто у нас будет эти вертолеты покупать. Мы даем гарантию того, что 8 лет они еще будут летать.

А за 8 лет Украина, я надеюсь, станет богаче. За 8 лет мы создадим новую технику и таким образом заменим старую на более современную.

В классе тяжелых вертолетов мы работать не будем. Это всего лишь 18–20 процентов в секторе вертолетных услуг, а вот 80 процентов – это средние вертолеты, такие, как Ми–2 и чуть побольше, со взлетной массой в 6–6,5 тонны. Эти вертолеты очень нужны для МЧС, для медицины, для спасателей, для пожарных и, в том числе, для военных.

Чего вы ожидаете от визита Николая Азарова?

– Я был у него дней десять назад – мы хотим убедить премьер–министра в том, что нужна эта техника нашей стране. И наши предприятия, их инженерно–технические работники способны создавать такую технику. А для этого нужна государственная программа. На десять лет, как обычно мы делаем. А ее пока нет. Мы ее подготовили. Ее уже рассматривали в Минпромполитики. Но надо, чтобы премьер «дал отмашку».

* * *  Кран-трубоукладчик — это спецтехника, которая используется при укладке труб в траншеи в процессе создания или ремонта трубопроводов. Также такое оборудование может быть задействовано при выполнении погрузочно-разгрузочных работ

На фото автора:

Вячеслав Богуслаев считает, что Украине позарез нужны собственные вертолеты. Потому что уже завезли около 70 вертолетов иностранного производства

Тот самый Ми-2, на котором Богуслаев летает и в Приморск, и в Харьков.

 

 

Еще статьи на тему: