АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Политика/Элита переходного периода
16.02.2011 19:53

Элита переходного периода

Автор  Аркадий Старовойтов
Теги:

 Почему наша элита в настоящее время расколота и никак не может придти к консенсусу и надолго объединиться вокруг какой-нибудь конструктивной общезначимой идеи? Чтобы ответить на этот вопрос, надо разобраться: а по какому принципу она расколота глубже всего?

 На этот вопрос я пытаюсь ответить, призывая в помощники метафизику и литературу, историю и географию, экономику и политику. Одним словом — науку и жизнь.

 Вот уже 18 лет мы осуществляем переход от тоталитарного рабства к современному постиндустриальному обществу — обществу с открытой рыночной экономикой, свободной от каких бы то ни было форм внеэкономического принуждения к труду, и демократической формой правления.

Вот уже 18 лет, как мы вынуждены проходить путь, на который в «онлайновом режиме» у всего остального человечества ушло почти 2 тысячи лет.

Elita-pustynq

Поскольку процесс этот нелинейный, столетия спрессовываются для нас в года, и года эти заведомо неравны друг другу. За первые пять лет независимости мы прошли все Средневековье и всю эпоху барокко. А затем застряли в ХIХ веке на целых 7 лет, чтобы за следующие четыре года пройти почти весь ХХ-й, и к концу 2007 года выйти на тот круг проблем, с которыми Италия и Испания столкнулась в конце 70-х годов. С одной стороны, скорость нашего развития — как в регенераторе из научно-фантастических фильмов. С другой стороны — мы все еще в «классе выравнивания».

 Вот уже 18 лет как мы покинули Египет фараонов и идем по пустыне в Землю Обетованную. И в этой пустыне кто-то прижился и с этих позиций диктует всем остальным условия. И абсолютно не очевидно, что те, кто прижился в пустыне, собираются куда-то идти.

Если внимательно прочитать подлинный библейский текст, становится очевидным: никакого оправдания геноцида там нет и близко. Эта история не о том. Всевышний поставил перед Моисеем задачу: привести весь свой народ в Землю Обетованную. Именно весь, а не горстку избранных. «Весь народ» — это значит еще и то, что никого нельзя выгонять и желательно никого не казнить. В общем: никакого насилия — переубеждать, договариваться, искать консенсус. То есть: переход должен быть осуществлен исключительно в условиях демократии.  Идти было три недели. Евреи запаслись продуктами — месяца на два. Бог им действительно помогал: перед ними расступилось море. На радостях они расслабились, и продукты закончились в первую же неделю. Бог не дал им умереть: на них свалилась манна небесная. Но чудеса не тиражируются — на то они и чудеса. Дальше им пришлось выкручиваться самим. Следует заметить: пустыня, в которой они очутились, вовсе не была для них чем-то принципиально новым. Технологии выживания в пустыне на самом деле были им хорошо известны — по крайней мере, как мы сейчас выражаемся, «на генном уровне». Некоторые сориентировались быстрее других. Нашли, на кого охотиться, где брать воду — одним словом, адаптировались. Перестроились — и стали хозяевами положения.

Остальные были вынуждены с ними считаться — это же от них зависело пропитание. Те, кто прижился в пустыне, естественно, уже ни в какую Землю Обетованную идти больше не хотели. «Придем, и кем мы там будем? Никем!» — рассуждали  они. — А здесь мы — короли!».

Именно они и затормозили движение. Детей стали этому учить, других настраивать: мол, нет никакой Земли Обетованной, Моисею это приснилось. А согласно генеральному договору с Всевышним, никакого масштабного насилия на время перехода допускать было нельзя — только по-человечески убеждать. В живых должны остаться все.  Поэтому и шли сорок лет там, где ходу— недели три.

Нет такой великой цели, достижению которой не помешает решение сиюминутных задач.

Тактика — естественный враг стратегии. Это — если с точки зрения философии. А если чисто по-человечески — то это история, что называется — на все времена и для всех народов. В том числе и для нас. Когда мы идем через пустыню, больше всего движение тормозят те, кто в ней лучше всего приживается.

И когда речь заходит о современной украинской элите, как-то принято забывать, что ее основной, системообразующий признак — то, что это элита переходного периода. Это — то, что присуще ей независимо от партийных цветов и культурной привязки. Но это же ее и разделяет: на тех, кто в силу особенностей своего рода деятельности стремится как можно быстрее оказаться в постиндустриальном мире, где основным капиталом становятся идеи, и тех, по тем же причинам прочно застрял в индустриальной эпохе с присущими ей способами производства и источниками формирования прибыли. Сколько бы ни говорили о необходимости «инвестиций в инновации» и «развития высоких технологий», пока торгуешь рудой или металлопрокатом параходными нормами, ни о чем другом серьезно думать уже не можешь — такова логика этого процесса в наше время. Все инновации так и остаются мечтами, откладываемыми на завтра. А все разговоры о том, что для этого не хватает политической стабильности, что вкладывать деньги в производства будущего мешает неизменный страх передела собственности, с которым ассоциируется любая смена власти — не более чем самооправдание.

Возникнув совсем недавно, наша элита уже успела по сути расколоться на старую, ориентированную в уходящее всем надоевшее прошлое, неотличимое от настоящего, и новую, ориентированную в совсем уже недалекое будущее. Естественный конфликт поколений — с поправкой на нелинейность времени в переходный период.

Аркадий Старовойтов

Еще статьи на тему: