АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Политика/Между психическим и юридическим. Кризис в Украине: психотерапевтический подход
25.05.2016 13:34

Между психическим и юридическим. Кризис в Украине: психотерапевтический подход

Автор  Портмоне
Теги:

Автор данной статьи, впервые опубликованной на  psy-practice.com, выступил с материалом "Кризис в Украине: психотератевтичний подход",  на  Европейским союзом психотерапевтов,  который состоялся в Вене 5-6 декабря 2014 г.

Выводы автора  звучат так: Подобно тому, как внутренне психологический эдипальный конфликт не является ни причиной, ни оправданием реального убийства реального отца, так и внутренняя мировоззренческий кризис в Украине не объясняет и не оправдывает реального акта агрессии со стороны России: с реальными диверсантами, с реальными танками и реально cбитым пассажирским самолетом (кстати, в апреле 2016 г. правоохранители задержали киллера, пытавшегося убить эксперта по делу МН17, директора института судебных экспертиз Александра Рувина, покушение на которого было совершено 18 ноября 2015 года в Киеве. К счастью, эксперт выжил после совершенного на него покушения).

В начале, как должно, вспомним Фрейда, а точнее историю, которая связывает его с Филиппом Галсманом. Филипп Галсман (Philippe Halsman, 1906 - 1979) - родоначальник сюрреализма, друг Сальвадора Дали, в 1928 году, еще до того как стал фотографом и знаменитым, был осужден на десять лет за убийство своего отца стоматолога Мордухея (Марка) Галсмана. Галсман-старший погиб во время экскурсии в австрийских Альпах, упав с большой высоты. Никто, кроме его двадцатидвухлетнего сына этой трагедии не видел, но Инсбруцький суд признал Филиппа убийцей. Доказательств, собственно говоря, не было. Но Галсманы были евреями и не были гражданами Австрии. Нацистские же настроения в Альпийской республике в те годы уже влияли на все стороны жизни, в том числе и на правосудие. Выглядит, поэтому приговор и оказался осуждением.

Дело приобрело скандальный характер. Поднялся всеевропейский общественный протест против предвзятости суда. В защиту Филиппа Галсмана выступили многие знаменитости, среди них Альберт Эйнштейн и Томас Манн. Через два года парня освободили, потребовав немедленно выехать из Австрии. Во время судебного процесса защита Филиппа Галсмана сделал неожиданный ход. Судебно-психиатрическая экспертиза, проведенная на медицинском факультете Инсбруцкого университета (который теперь, с 2004 года, стал Инсбруцким медицинским университетом), признала «обнаружен» у подсудимого Эдипов комплекс - мотивом убийства.

А адвокат на этом же основании сделал противоположный вывод и потребовал освободить своего подзащитного от ответственности за смерть отца. С критикой такого подхода выступил Фрейд. Создатель психоанализа не увидел связи между наличием Эдипова комплекса и предсказуемым отцеубийством. Ведь Эдипов комплекс присутствует всегда, и именно поэтому не может применяться при решении вопроса о виновности. Тем самым Фрейд установил интеллектуальную границу в произвольном спекулятивном смысла. Эдипальный конфликт есть, но он трактуется как общечеловеческий психологический фон, а не как непосредственный мотив преступления.

Вернемся к кризису в Украине: существует конфликт между «Русским миром» и «Европейским выбором»? Безусловно так.

Эта политическая и общественная дискуссия ведется уже много лет. Две революции 2004 и 2014 стали квинтэссенцией этого противостояния мировоззрений.

Является ли это чем-то уникальным? Безусловно нет.

На ум приходят примеры каталонцев, басков, шотландцев или бельгийского расщепления. Отличие этих конфликтов от украинского конфликта в том, что они происходят внутри западного мира, а не на его границе. Нет рядом стагнирующей империи, стремящейся сдвинуть свои границы, империи, где компромисс считается проявлением слабости, а конфликт решается путем уничтожения одной его стороны. Современная же западная традиция удерживает конфликт преимущественно в форме цивилизованной дискуссии, стараясь в созданном им напряжении найти источник развития.

Поэтому, возможно, там трудно понять логику действий агрессоров. И поэтому вещи нужно называть своими именами. В Украине существует мировоззренческое напряжение (как и во многих других странах), однако это является фоном, а не непосредственной причиной убийств. Если мы понимаем этот конфликт как гражданскую войну, а не как внешнее военное вторжение на фоне всеобщего напряжения, то все наши последующие выводы будут заведомо ложными.

В случае Гальсмана, Фрейд провел разницу между психическим и юридическим. Он хорошо ее понимал.

А понимаем ли ее мы?

 

 

 

 

 

 

 

Еще статьи на тему: