АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2009/Номер от 1.12.09/Знакомьтесь: «ПортМоне»
30.11.2009 17:46

Знакомьтесь: «ПортМоне»

Автор  Портмоне
Теги:

Одним из самых ярких арт-событий отечественного лета на протяжении последних нескольких лет без преувеличения можно назвать международный фестиваль, ранее известный как «Шешоры», а в этом году переименованный в «АртПоле» (мы подробно писали о нем в июльском номере). В начале ноября ушей артпольских фанов (среди которых и автор этих строк) достигла благая весть: для получения новой порции удовольствия не придется томиться в ожидании лета.

Агентство «АртПоле» взялось за проведение всеук-раинских гастролей звезд феста разных лет, которые растянутся с ноября до мая. Начало положило белорусское трио «Порт Моне», 14 ноября добравшееся до Днепропетровска. Прежде чем мы перейдем к общению с музыкантами, несколько слов о планах «АртПоля».

Ольга Михайлик, директор агентства «АртПоле»: Мы хотим, чтобы действительно хорошая музыка звучала по всей стране. Нам бы очень хотелось что-то делать в Запорожье. Судя по фестивальным анкетам, на «АртПоле» приезжает довольно много людей из вашего города.

Что касается фестиваля, то он обязательно состоится в 2010 году. Сейчас мы ищем новое место дислокации. Основная причина в том, что смена ландшафта дает новую энергию фестивалю. Фестиваль переедет, думаю, на юг. Сейчас рассматриваем как вариант Николаевскую область. Продлится фестиваль, как и в этом году, неделю — нам понравился этот опыт, такой формат позволяет появляться новым проектам, взаимодействию.

Все вопросы о «Порт Моне», конечно, задали непосредственно музыкантам трио.

— Естественно, первый вопрос редакции газеты «Портмоне» о названии трио.

Алексей Ванчук, бас-гитарист: Прежде всего, нас привлекает в этом названии игра слов. Портмоне — это то, что человек всегда носит с собой, где-то близко к сердцу, и там ведь не только деньги, а и фотографии любимых. Если слово это разделить, то получается порт — место, где люди встречаются или расстаются, там всегда движение, что-то происходит.

И Моне — художник-импрессионист, что нам тоже близко.

— Вы играете таким составом с 2006 года. Чем обусловлен выбор именно этих инструментов: аккордеон, джамбей, бас-гитара?

Алексей Ворсоба, аккордеонист: Можно говорить о техническом моменте: джамбей хорошо сливается с низом баса, а аккордеон — с верхом баса, то есть они тембрально объединены. А можно говорить о том, что просто эти инструменты по душе каждому из нас. Все-таки, скорее это выбор не музыкальный, а психологический. Кроме того, такой подбор инструментов не вполне типичен, что дает возможность постоянно искать новые пути.

Алексей Ванчук: Существуют какие-то традиционные аранжировки, правила для конкретных инструментов. Мы нарушаем эти правила, ищем свое.

— Это чувствуется. Каждый инструмент в трио производит не то впечатление, какого от него привычно ожидаешь. Например, аккордеон почему-то вызывает тревогу. Это характерно именно для этого вашего концерта?

Алексей Ворсоба: Я совершенно сознательно отказался от привычного использования аккордеона и к нему никогда не вернусь. Тревожность эта нужна, чтобы расшевелить что-то особенное в слушателе. Как когда общаешься с любимым человеком, можешь чувствовать что-то похожее на тревогу, некую трепетность...

Алексей Ванчук: Какой-то внутренний нерв присутствует. Я считаю, что бас-гитару я тоже использую не совсем традиционно: нет четко выраженной ритм-секции, которая обеспечивает создание грува. Мы когда сочиняем, стараемся избежать привычного, потому что привычное означает штампованное.

— Необычно и то, что в ваших композициях нет вокала. Это осознанный отказ от текстов?

Алексей Ворсоба: Абсолютно. Мы не хотим слов, потому что слова ограничивают смысл, имеют жесткую коннотацию. Что бы мы ни говорили, оно будет сомнительно в плане окончательного решения. Нам хочется, чтобы нашу музыку воспринимали не лингвистически, не умом, а напрямую — то есть сердцем.

— Тем ни менее, названия у некоторых композиций вашего дебютного альбома Dip довольно выразительные: «Замки из песка», «Молодость», «Подводная пещера»...

Алексей Ворсоба: Да, но это условные названия. Мы бы предпочли без этого обойтись, но так удобнее на концертах договариваться друг с другом, что будем играть. Мы стараемся такие названия давать, чтобы к ним особенно слушатель не привязывался, не видим смысла дополнять словами то, что делаем.

— Первую известность на постсоветском пространстве вам принесло выступление на фестивале «Пустые холмы». Где вы успели поиграть с тех пор?

Алексей Ванчук: Мы выступали во всех странах, граничащих с Белоруссией: в России, Прибалтике, Польше, Украине. Самыми экзотическими нашими гастролями была поездка в Иран. Мы там оказались вместе с Минским театром кукол на театральном фестивале. Для одного из их спектаклей мы писали музыку и играли ее вживую.

— Делали скидку на то, что зрителями будут дети?

Алексей Ванчук: Нет, просто играли в привычном для себя формате. Некоторые из тех композиций сейчас включены в нашу программу. А спектакль получился в итоге не совсем детским. Родители, приводившие детей на что-то вроде «Красной Шапочки», не оценили постановки, оказались не готовы. Так что спектакль сняли с репертуара.

Сергей Кравченко, перкуссионист: Мы не делали скидки, и Министерство Культуры тоже ее не сделало...

— Многие ваши композиции впору назвать пьесами. Стоят ли за ними конкретные визуальные образы, которые вы хотели бы донести до слушателя?

Алексей Ворсоба: Это скорее какая-то эмоциональная волна, под которую можно много ситуаций подписать. Хочется, чтобы зритель поймал волну, почувствовал то, что и ты. Важно самому быть честным, и когда это получается, ты как будто. заражаешь. Это эмоциональное заражение усиливает и твою эмоцию. Что-то схожее с молитвой.

— Выступая в разных странах, вы чувствуете разницу в восприятии вашей музыки публикой?

Алексей Ворсоба: Да, конечно. Принцип взаимодействия один и тот же, но реагируют люди по-разному. Например, в Питере публика очень сдержанная и, кажется, что настроена она критично. Постепенно становится понятно, что так только казалось. А вот проще всего было играть именно на «АртПоле». Сложно это словами объяснить, внутреннее ощущение единения какое-то. Ну, вот когда человек дослушивает композицию и не начинаетсразу аплодировать, например. Или когда после концерта он уходит молча...

 

Общалась Ольга Баранова 

РS: С концерта в днепропетровском клубе «Мастер Шмидт» публика уходила не молча, а со словами благодарности музыкантам.

Тимофей Хомяк, директор агентства «Арт-вертеп» (партнер «АртПоля» по региону. — Ред.): «Запорожье прекрасный город, мы бы с радостью привозили сюда артистов. Но ведь в областной центр, в город-миллионник, со своим уставом не попрешь, нахрапом его не возьмешь. Нужно, чтобы инициатива исходила от вас. Запорожье должно начать движение само. А уж мы подхватим».

От редакции

Мы отметили свой третий День рождения и подытожили второй год жизни. Да, именно так: День рождения у нас третий. Просто первый мы не праздновали. Тогда мы работали над собой, учились хорошо выглядеть, спрашивали совета у специалистов, смотрели вокруг, слушали ваши впечатления и замечания.

За два года появились опыт, знания, сформировались наши взгляды и характер. И мы очень рады, что за это время у нас появились вы, наши читатели.

Будем стараться с каждым годом становиться интереснее, содержательнее и полезнее для вас. А самым лучшим подарком будут ваши отклики, мнения, рассказы, новости. Газета без живого общения с читателем все равно, что драматический актер без зрителя.

Итак, продолжаем разговор...

Еще статьи на тему: