АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2009/Номер от 30.06.09/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Нужно плыть, иначе утонешь»
30.06.2009 05:37

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Нужно плыть, иначе утонешь»

Автор  Портмоне

Русскоязычным пользователям интернета «Яндекс» знаком уже несколько лет. И кто-то из них знает, что задумали этот проект и внедрили россияне. Это приятно, так как большое внимание уделяется именно русскоязычным пользователям. Но после встречи с генеральным директором компании «Яндекс.Украина» Сергеем Петренко оказалось, что в «Яндексе» есть много приятного для каждого украинца. Во-первых, за пределами России в «Яндексе» больше всего украинцев, поэтому и офис отдельный есть. Во-вторых, в Украине интернет лучше развит. В-третьих, специалисты в Украине подобрались замечательные. В-четвертых, локальных сервисов множество. Но дальше перечислять было бы нечестно по отношению к читателям. Просто читайте интервью.

 

Сергей Петренко: «Именно благодаря советской научной школе анализа данных технологии «Яндекса» могут конкурировать с разработками лидирующих мировых интернет-компаний».

— Что такое «Яндекс» вообще? Что такое «Яндекс.Украина»?

— «Яндекс» вообще — это интернет-компания. Его задача — давать ответы на вопросы пользователей, а пользователей у нас более 12 миллионов в день. «Яндекс. Украина» — это дочернее предприятие российского «Яндекса», своеобразный департамент по делам Украины. В наши задачи входит продвижение сервисов «Яндекса» в нашей стране, продажа контекстной и медийной рекламы украинским клиентам, маркетинговые активности и развитие локального бизнеса. Украина очень важна для «Яндекса», ведь по объему его аудитории она занимает третье место после Москвы и Санкт-Петербурга.

— Чем обусловлено такое высокое место, как вы думаете?

— Во-первых, «Яндекс» уже сделал много хорошего для украинских пользователей: появились местные карты, погода, новости, каталог, много специальных проектов, например Дни городов. Практически в любом из сервисов «Яндекса» есть информация, интересная локальному пользователю, и это находит отклик среди аудитории. Кроме того, у нас хороший поиск не только на русском, но и на украинском языке, который мы постоянно улучшаем.

Есть и другие причины, которые не касаются сервисов «Яндекса», а связаны с проникновением интернета. В России большинство пользователей интернета живут в Москве и Санкт-Петербурге, а в регионах проникновение существенно меньше. Из-за большого размера страны и дороговизны каналов доступа существует не то чтобы пропасть, но большой зазор между столичными городами и периферией. У нас тоже наблюдается «столичность» интернета, но она не так выражена, как в России, и в целом проникновение интернета растет равномернее.

 

— Как оказались в «Яндексе» лично вы?

— Я с 2001 года много занимался вопросами интернет-маркетинга и поисковой оптимизации.

— Это были ваши служебные обязанности?

— Нет, я был независимым консультантом, в основном оказывал свои услуги российским компаниям. В Украине таких заказчиков на то время не было, да и в России их было немного. В 2005 году, когда интернет-маркетинг разросся до масштабов отрасли, знакомые из «Яндекса» предложили мне возглавить «Яндекс» в Украине. Примерно полгода я был здесь его единственным представителем, ответственным за все, что происходит в Украине.

Первой поставленной передо мной задачей была продажа рекламы, а второй — развитие сервисов для местных пользователей. Если вторую задачу можно было выполнять на уровне консультирования российских коллег, то для решения первой надо было, например, выстраивать продажи, разрабатывать рекламные кампании, налаживать обработку документов. Иными словами, нужно было настроить «Яндекс» на работу с украинским рынком, который тогда сильно отличался от российского. С 2007 года у нас функционирует офис в Киеве, который занимается вопросами маркетинга. Есть еще офис в Симферополе, он отвечает сугубо за разработку — там делается ftp-верстка всего «Яндекса».

— В Крыму такие хорошие специалисты?

— Там подобралась хорошая команда во главе с сильным лидером.

— Существует мнение, что для предприятий вашей сферы деятельности характерен если не попустительский стиль управления, то очень демократичный. Это так?

— Попустительство и демократичность имеют очень мало общего. У нас действительно очень демократичный стиль управления. Многие сотрудники, особенно топ-менеджеры, знают друг друга очень давно, некоторые вместе стояли у истоков «Яндекса». Они привнесли в компанию дух неформального общения, который в свое время сложился в научно-исследовательских институтах, в среде программистов. Когда-то нашему главному редактору, Лене Колмановской, задали вопрос.

— У вас есть главный редактор?

— Да. Она еще директор департамента маркетинга (эта должность, наверное, понятнее). Так вот, она как-то на вопрос, в какой одежде принято ходить в «Яндексе» на работу, ответила, что в «Яндексе» принято ходить на работу одетым. Демократизм есть. Мы общаемся на «ты», дискуссии у нас проходят достаточно вольно, и, кстати, почти все решения принимаются в результате совместного обсуждения. Но при этом у компании есть четкая структура. У нас есть Совет директоров, поскольку у компании есть акционеры. Компания в течение последних восьми лет проходит аудит, и от жестких стандартов бухучета никуда не деться. Да, при этом еженедельное собрание руководителей департаментов называется «политбюро», а еженедельная планерка менеджеров — «хурал». Это такие внутренние названия, чтоб все не было уж слишком серьезно.

— А почему нельзя, чтоб все было серьезно?

— Не то чтобы нельзя. Просто скучно и долго говорить «совещание руководителей департаментов». А во-вторых, «политбюро» понятнее человеку, выросшему в Советском Союзе. Ясно, что выше политбюро ничего нет (смеется).

— Вы спокойно говорите о том, что выросли в Советском Союзе. Ведь многие из уже работающих либо плохо помнят такую страну, либо не очень рады, что родились и выросли именно при советской власти.

— Ну а откуда все мы? Я не могу сказать, что хотел бы сейчас туда вернуться, но воспоминания детства очень теплые и светлые. Зачем же отказываться от своего прошлого, своей истории, не говоря уже об истории целой страны? Да, были разные моменты, но мы все оттуда. Помним похороны Брежнева, перестройку, демократизацию, гласность, всякие подобные вещи. Можно вспомнить и стандарты образования. Собственно, именно благодаря советской научной школе анализа данных технологии «Яндекса» могут конкурировать с разработками лидирующих мировых интернет-компаний.

— Изменилось ли что-то в работе компании в связи с экономическим кризисом, как конкурируете в этих условиях? Или у вас все благополучно?

— Неправильным было бы говорить, что мы никак не почувствовали кризис. Основа нашей деятельности — это реклама, цена на которую формируется по принципу аукциона, а торги остыли. Когда на рынке были лишние деньги, рекламодатели легко тратили свободные средства, рассматривая рекламу как вклад в будущее. Может быть, свою роль играл азарт. Как бы там ни было, рынок был перегрет. Когда начался кризис, люди перестали вкладывать в перспективу, и цена клика упала. В зависимости от сегмента произошло падение на 10-20%.

С другой стороны, вложения в контекстную рекламу достаточно быстро окупаются: например, вы рекламируете книжный магазин, по объявлению к вам зашли покупатели, часть из них из них что-то купила. Вы сразу получили прибыль, которую можете снова инвестировать. Иными словами, цикл «товар-деньги-товар» очень короткий. Учитывая такую особенность, число наших клиентов не только не уменьшилось в кризис — оно выросло и продолжает расти.

Большинство наших клиентов — мелкий и средний бизнес. Действительно мелкий, размещаться у нас можно, начиная с 60 гривен. Поэтому, несмотря на то, что цена клика упала, за счет роста числа и активности клиентов наши обороты держатся примерно на уровне прошлого года. Видимо, расти будем медленнее, чем планировали.

— То есть вы все-таки растете?

— Пока можно говорить о том, что обороты не падают. Позади самый тяжелый период года, а впереди еще сентябрь-октябрь — время, когда некоторые компании традиционно собирают чуть ли не половину годового оборота. Аудитория интернета постоянно растет, и уже не за горами время, когда никто не будет мыслить развитие своего бизнеса без продвижения в интернете.

— Есть тенденция, особенно с началом кризиса, ухода многих компаний в интернет: печатных СМИ — в связи с высокими ценами на полиграфию и доставку, магазинов — из-за высоких затрат на аренду и штат сотрудников. Действительно ли в интернете дешевле вести бизнес, чем в традиционной среде?

— Не совсем. Во-первых, нельзя сказать, что ведение бизнеса в интернете обходится намного дешевле. В интернет легко прийти, но изготовление качественного сайта и рекламных материалов, проведение рекламных кампаний стоит немалых денег. При этом стоимость контакта в контекстной рекламе, конечно, на порядок дешевле, чем в печатных изданиях, она сравнима со стоимостью контакта на телеканале.

С другой стороны, мы посещаем разнообразные маркетинговые конференции, общаемся с маркетологами, которые еще не очень хорошо знакомы с возможностями интернета, и часто слышим от них, что их компании собираются выходить в интернет. Мотивы у всех разные. От кого-то этого требуют западные владельцы, уже активно ведущие бизнес в интернете. Кто-то осознал особенности интернет-аудитории: ведь чтобы увидеть рекламу в интернете, человек должен как минимум иметь компьютер или работать там, где есть доступ к сети, а это с большой вероятностью может означать определенный уровень образования и доходов.

— Есть устойчивое мнение о том, что интернет полон ненужной информации, мусора, плохой рекламы, что информация не подвергается никакой проверке. Так ли это, на ваш взгляд, и связано ли это с легкостью входа в интернет?

— На любом носителе много некачественной, назойливой, агрессивной рекламы. Не меньше, чем в интернете, его в печатных рекламных листовках и в SMS-рассылках. Учитывая упования многих частных предпринимателей на маркетинг, таких примеров будет много и дальше. Надо общаться с клиентом. Но как? Я, например, трижды получал по электронной почте приглашение посетить мексиканский ресторан. Первый раз мне предложили взять с собой одноклассников и провести там вечер встречи. На открытке был бокал шампанского. Второй раз приглашение пришло на 14 февраля тоже с бокалом шампанского. Но когда потом меня пригласили на вечер ирландского виски...

— Тоже с бокалом шампанского?

— Нет. Но в мексиканский ресторан. Представляете, национальный мексиканский напиток! Таких примеров масса даже среди людей, занимающихся обучением маркетингу. Мне прислали приглашение весом в 5 мегабайт с массой неактуальных вложений. Приглашение было на семинар в Одессе, а программа — с семинара в Харькове. От этого письма можно было оставить килобайт 30, и был бы куда лучший эффект.

Да, безусловно, писать в интернете может любой: достаточно иметь компьютер и завести блог на любом бесплатном хостинге (отзывы о vps.ua). Но так же, как и в печатной прессе, в интернете есть известные площадки, есть отработанные методики, есть специалисты, которые умеют этим заниматься, и понимающие люди ориентируются на них.

— Как совершенно средний пользователь интернета, я всегда считала, что блог — это почти личный дневник, вариант более неформального общения с аудиторией. Для чего нужен блог вашей компании, лично вам?

— Существует корпоративный блог «Яндекса» и даже блоги отдельных его сервисов, свой блог есть у «Яндекс.Украи-ны». Для нас это дополнительный, неформальный канал общения с аудиторией, в том числе с прессой. В блоге мы сообщаем о появлении полезных функций в каком-то сервисе, новых опций для наших клиентов — все то, что не умещается в пресс-релизы, что интересно определенному, более узкому кругу читателей.

Персональные блоги есть у многих сотрудников «Яндекса». Существует два основных формата ведения блога. Один — это действительно из разряда «съездил, погулял, увидел...». А второй более близок к формату авторской колонки в газете: сообщить о полезной ссылке, прокомментировать новость. Как в Гайд-парке: встал на ящик, сказал, что захотел, и пошел дальше. Сейчас в моду вошли микроблоги, когда объем сообщения ограничивается 140 символами, как в SMS-ке. В таком формате тоже есть что сказать: сообщить о своем настроении, например. Наверное, это проявление большей открытости.

— Существует ли некий рейтинг ценности отдельных блогов?

— Все зависит от того, насколько для вас или для других важен автор блога. У нас есть отдельный сервис под названием «Поиск по блогам» и сопутствующие ему рейтинги блогов, главных тем дня и популярных записей. Есть также «Пульс блогосферы», с помощью которого можно проследить, как менялось внимание интернет-общественности к разным темам. Наш сервис индексирует более 13 миллионов блогов, только в Украине их недавно насчитали 420 тысяч.

— Может ли интернет заменить живое общение для детей, которые взрослеют сейчас и для которых компьютер — совершенно привычная вещь?

— У меня так сложилось, что языки программирования я начал изучать лет с 12, а где-то с 90-го года я был все время с компьютером. Компьютер никогда не заменит живого общения. С появлением интернета у нас безумно вырос круг знакомств. Есть люди, с которыми мы бы не общались, не будь у нас «Скайпа», электронной почты или «В контакте». Но общение с глазу на глаз остается общением на более высоком уровне. Это почти правило: каждое новое, возникшее в интернете сообщество рано или поздно начинает развиртуализацию — люди встречаются, ходят на шашлыки или еще куда-нибудь. У меня тоже так — первый контакт происходит по электронной почте, это самый доступный способ, но потом встречаемся. То же самое происходит с клиентами. Встретившись с клиентом лицом к лицу, понимаешь, что мы — живые люди. Появляется совершенно другое ощущение, общение становится более близким. Общаться с клиентом и уделять ему внимание нужно всегда, невзирая на кризис: разговаривать по телефону, отвечать на все его вопросы, писать письма, не делая в них орфографических ошибок. Вообще отношения с клиентами требуют очень серьезного подхода и постоянной работы над собой, здесь глупо надеяться на какую-то «волшебную палочку».

— А разве есть в каком-то деле волшебная палочка?

— Нигде нет, но все на нее надеются. А лучше просто делать свое дело. Работа менеджеров должна быть безукоризненной. Технологию общения с клиентом мы начали выстраивать задолго до кризиса. В этом и состоит рецепт нашего успеха: у нас очень хороший продукт, к которому прилагается качественный сервис.

— Насколько в вашей отрасли политика ведения бизнеса может измениться со сменой основного владельца или инвестора?

— Многие компании принадлежат тем людям, которые в них работают, которые их основали. В инновационном бизнесе принято так прописывать устав, что портфельный инвестор, купивший часть бизнеса, не может влиять на политику компании. Есть примеры того, как инвесторы, пытаясь управлять бизнесом, достигли разрушительного эффекта. Управленец должен быть компетентным человеком.

— В чем основная ценность вашей компании?

— Это те люди, которые у нас работают, их знания, опыт. Когда мы несколько раз покупали компании, мы покупали прежде всего команды специалистов.

— Отдельной личности придается большое значение? Или есть «Яндекс», а кто в нем работает, не так важно?

— Сложно представить, что можно заменить всех и новые люди так проникнутся брендом, что ничего не изменится. Кроме того, мы не завод, не конвейер. Мы всегда считали, что гений более продуктивен. Вопросы взаимодействия нескольких гениев — это еще та головная боль, но если у вас есть такая мастерская гениев, общий эффект может быть колоссальным. Ощущение живой мысли продолжает двигать компанию.

— Как обеспечиваете приток новой живой мысли?

— У нас меняются люди, мы ищем новые тенденции. Всегда готовы подумать, как удержать хороших специалистов и найти им применение у нас в компании. Задач всегда много, всегда есть открытые вакансии, дефицит ресурсов. Я не помню ситуации, когда бы не шла битва за ресурс. Сейчас требования несколько ужесточились, а на рынке появилось больше доступных кандидатов, но не могу сказать, что уровень соискателей сильно вырос. Лучших-то специалистов не сокращают.

Вообще, у нас в компании принято постоянно развиваться, интересоваться новым, работать над собой — нужно плыть, иначе утонешь.

— Какие у вас планы?

— Задача компании — расти быстрее рынка. Из более конкретных планов, пожалуй, можно сказать о предстоящей конференции «Интернет-реклама в новых условиях». У нас был запланирован на июль семинар, мы подумали, убрали из него все обучающие доклады, включили круглые столы — и получилась конференция. А из личных планов — решить, наконец, пойду я в отпуск или нет. С одной стороны, близкие не очень возражают. Детям вообще нравится моя работа. Старшему сыну есть что рассказать в школе. С другой стороны, каждый раз, когда я начинаю думать, не пойти ли мне в отпуск, всегда возникают важные дела.

У меня, в общем, все мечты уже сбылись. Я могу делать то, что хочу, на интересной работе, заниматься интересными вещами и не задумываться, как заработать деньги. Просто я в какой-то момент преодолел все препятствия и начал заниматься своим делом.

Светлана Фадеева

Еще статьи на тему: