АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2010/Номер от 10.08.10/Огонь вместо червей

Пока в земле лежит больше людей, чем ходит по ней. Но человечество в целом движется к будущему с ускорением 16 тысяч человек в час (под ускорением понимается преобладание родившихся над числом умерших). Через несколько десятилетий число живущих будет превышать количество когда-либо живших на планете людей. Что будет происходить с ритуалом, смыслом и самим процессом захоронения?

Культ смертельного огня

Кремация как вид погребения существует издавна: древние люди воспринимали огонь как божество и считали, что предание огню тела умершего родственника обеспечит его защиту в загробном мире. Традиция хранения кремированных останков в контейнере появилась во времена Древнего Рима.

В России еще в 1909 г. в Медицинском совете Министерства внутренних дел вырабатывался новый законопроект о погребении умерших, устройстве кладбищ и крематория. В одном из параграфов этого законопроекта говорилось, что мертвые должны быть погребаемы на отведенных для сего кладбищах или подвергаться сожжению в особо устроенных крематориях. Причем сжигание в крематориях разрешается при условии, что имеется письменное прижизненное желание самого покойного (если он совершеннолетний) или родственников покойного, либо же лиц, в обязанности которых лежит устройство похорон (если не имеется ясных указаний, что сам покойный был при жизни против сожжения своего трупа).

Новомодный способ позволял экономить место на кладбищах и потому поддерживался чиновниками. Но все попытки внедрить его неизменно наталкивались на сопротивление церкви.

В похоронное дело немало нового привнес 1917 год. Большевики, против вековых традиций, демонстративно захоронили на Марсовом поле в братской могиле жертв Февральской революции в Петрограде. По новому обряду у Кремлевской стены похоронили соратников по борьбе. Но главное новшество нового строя — кремация. Большевиков мнение церкви не интересовало. Потому в 1918 г. в Декрете о похоронах кремации был придан законный статус. Первая в РСФСР кремация была проведена 14 декабря 1920 г. Однако проработал опытный крематорий чуть больше 2-х месяцев. Из-за постоянных поломок печей и значительного расхода топлива его закрыли. За этот период в крематории произвели 379 сжиганий (большинство кремированных скончались от инфекционных болезней) и лишь 16 человек были испепелены согласно их завещаниям.

 

Чтобы стимулировать население, Лев Троцкий предложил товарищам по ЦК единогласно завещать себя кремировать. Но среди обитателей партийного олимпа оказалось не слишком много приверженцев новой похоронной традиции. Дело закончилось тем, что кремация стала непременным атрибутом похорон на Красной площади. Правда, далеко не всех. Высших руководителей укладывали стройным рядом по обеим сторонам Мавзолея, секретарям ЦК и героям страны полагалась кремация и место в Кремлевской стене. Тех же, кто не дотягивал по должностному уровню до колумбария (хранилища урн с пеплом сожженных в крематории тел) на главной площади страны, ожидали вполне традиционные похороны на Новодевичьем кладбище (однако традиционные не в старорусском понимании, а в новорусском начала XX века: с помпезными памятниками, морем цветов и венков).

В целом, в мире не поддерживают традицию кремирования 4 основные религии: православие, католицизм, иудаизм и мусульманство. Тем не менее, кремация как способ захоронения широко используется во многих странах. Наиболее широко распространена в Японии (98% от всех умерших), Чехии, кстати, лидера в Европе по производству оборудования для кремации (80%), Великобритании (69%), Дании (68%), Швеции (64%) и России (61%).

Например, к услугам наших ближайших соседей-россиян действуют 15 крематориев в 12 городах: 4 в Москве и по одному в Санкт-Петербурге, Артеме, Владивостоке, Екатеринбурге, Нижнем Тагиле, Новокузнецке, Новосибирске, Норильске, Ростове-на-Дону, Сургуте и Челябинске. По статистике, кремацию в этих городах выбирают родственники 15-20% умерших. Наибольший процент в Москве, Санкт-Петербурге и Норильске. Каждый год увеличивается число кремаций и в Беларуси — около 30% от общего числа умерших.

В Украине действуют крематории и колумбарии в Киеве, Одессе и Харькове. В столице, например, кремируется около 70% всех умерших. В Харькове — до 45% (кстати, за 30 лет работы крематория сбережено 560 га земли).

Крематории в законе

На официальном сайте Министерства ЖКХ Украины опубликован анализ регуляторного влияния к проекту Закона Украины «Об утверждении новой редакции Закона Украины «О погребении и похоронном деле». Там, в частности, говорится, что проблема нехватки земли для организации кладбищ, которая особенно чувствуется при организации новых кладбищ для крупных городов, все больше обостряется. Так, по данным Главного управления ритуальных услуг, в Киеве зарегистрировано 29 кладбищ общей площадью 560 га, из которых 2 действующих, 2 закрытых и 25 частично закрытых. К 2011 г. свободных участков на кладбищах столицы не будет вовсе. Сейчас органы местного самоуправления идут путем создания новых кладбищ на участках земли, не пригодных для их размещения, в достаточно отдаленных (до 40-60 км) от населенного пункта и в местах с неприспособленными подъездами. Естественно, обеспечить качество предоставления ритуальных услуг при этом крайне сложно.

В Европе, где земля особенно дорога, существует закон, по которому если за 5 лет место захоронения никто не посещал, родственникам направляется письмо о том, что если они не начнут ухаживать за могилой, останки их умершего родственника будут кремированы, урну с прахом поместят в колумбарную стену, а в этом месте будет похоронен другой человек. А в Украине процент кремации слишком мал. Это связано, в частности, с недостатком средств в местных бюджетах для создания этих сооружений. Такие средства есть у частных структур. Что им мешает?

Отвечает Ольга Гаврикова, заведующая отдела организации госсанэпидэк-спертизы Запорожской облСЭС: «Если фирма решила заняться строительством крематория, строительство начинается с отвода строительного участка и решения вопроса о землепользовании. В акте землепользования должно быть указано «строительство крематория». Далее изготавливается рабочий проект — что, где, как строить. Вопросы инженерного обеспечения решаются на стадии рабочего проектирования: водоотведение, утилизация отходов и т. д. Рабочий проект проходит экспертизу и при условии положительных заключений начинается строительство. По окончании строительства выдается акт ввода в эксплуатацию, подписанный всеми контролирующими организациями. Только после этого возможна эксплуатация объекта, причем в строгом соответствии с тем режимом, который был указан в рабочем проекте».

Пока строительство крематориев в Украине опутано бумажной волокитой, смертность украинцев растет. Так, в 2009 г. численность населения страны сократилась на 0,4%, или на 180,8 тыс. человек, по сравнению с началом года. А по данным Всеукраинской переписи населения, проведенной в декабре 2001 г., численность населения составляла 48 415,5 тыс. человек, из них 32 538 тыс. человек — городское население, 15 877,5 тыс. — сельское. 

Запорожье ждет крематорий

Не один год муссируется тема строительства крематория в Днепропетровске, Донецке, Мариуполе. В Запорожье вопрос строительства крематория тоже никак не решится.

Рассказывает Николай Боярчуков, начальник управления коммунального хозяйства Запорожского горсовета: «Тема крематория в Запорожье обсуждается уже не один год и на разных уровнях. Город ищет решение этого вопроса. Территориально все запорожские кладбища исчерпали свои возможности. Из опыта других городов и других государств следует, что выход — крематорий. Для того чтобы его открыть, существуют определенные процедуры, должны пройти общественные слушания. Ведь кроме правовой стороны вопроса, есть и моральная. Общественное мнение тогда — в 20012002 гг. — разделилось: 50 на 50, в целом люди не очень хорошо воспринимали идею. Сейчас настроение людей таково, что крематорий нужен.

При мэре А. Поляке даже нашли помещение под крематорий в районе НИИОГАЗа, нужно было только оборудование. Тогда оснастить помещение необходимым оборудованием стоило в пределах 5 млн. гривен. Потом начались финансовые проблемы, и этот вопрос снова перешел на стадию обсуждения.

Позже было выбрано три места — при Капустяном кладбище, при Кушугумском и в районе полигона «Близнецы». Мы свое мнение тогда высказали: больше всего подходит Капустяное кладбище: там есть подъездные пути, электроэнергия, газ и т. д. При согласовании возникли земельные проблемы, а также проблемы с жителями соседних районов — они были против размещения крематория здесь, опасаясь экологических проблем. Хотя мы всем объясняем, что это экологически чистое производство, там стоят очень мощные очистные сооружения. В итоге все эти вопросы были закрыты, земельный вопрос отрегулирован, нужно подтверждение от Киева. Но это только проработки, еще будет обсуждение общественностью, и необходимость крематория надо будет доказывать.

В последнее время стали склоняться к Кушугумскому кладбищу. Но в этом случае стоимость проекта дороже примерно на пять миллионов. Ведь здесь нет газа, электроэнергии, дорог, плюс большое расстояние от города. Чтобы протянуть туда все коммуникации, нужны большие деньги и дорогостоящие проектные работы.

Когда были готовы проектные проработки и шли согласования, проект стоил 26-28 млн. грн., сегодня это уже под 60 млн. Бюджетных денег сейчас нет (бюджет развития), поэтому ищем инвесторов. На сегодняшний день ведем переговоры с немцами и чехами. Они реагируют очень осторожно, мешает политика, выборы.

Крематорий городу нужен. Ни территориально, ни морально, ни физически кладбища уже не соответствуют потребностям жителей. Пришло время заниматься этим вплотную. Сегодня или завтра, но эту проблему областного масштаба придется решать».

Что в проектах?

Строительство крематория и его необходимость в нашем городе не отрицают, но в данной ситуации — это скорее работа на перспективу. Планировалось, что работать крематорий будет на базе КП «Запорожская ритуальная служба».

Юрий Зенкин, начальник СКП «Запорожская ритуальная служба»: «Проект крематория достаточно серьезный. Серьезный объем работ уже сделан. Экспертиза делалась независимыми проектантами, и проект получил высокую оценку. Он сделан по примеру чешских крематориев и под чешское и немецкое оборудование. Проблема экологии снята, потому что там двойная система сжигания — стандартное сжигание и система дожига. Дополнительная печь пережигает золу, и все, что остается — это непосредственно урна. Замечания относились только к месту предполагаемого размещения крематория.

Там будет хороший зал прощания, и Капустяное кладбище в этом смысле подходит больше всего: самое старое кладбище Запорожья, удобные подъездные пути. Оборудовать зал прощания на «Близнецах» или Кушугумском кладбище нелогично.

 

Колумбарий может быть на всех кладбищах в виде ограждения. Так мы решаем две проблемы — и колумбарий, и непосредственно ограждение кладбища, что, в принципе, недешевое удовольствие само по себе. На Матвеевке, Леваневском кладбище нет сейчас ограждений. В этом году отремонтирована часть ограждения на Осипенковском кладбище, и на это были выделены достаточно серьезные деньги. Урну ведь можно и закапывать в землю. В этом смысле тоже есть польза для города: при кремации под урну выделяется место размером 0,8х0,8 м, а в случае с обычным погребением — 1,5 на 2,20 м.

Матвеевского кладбища хватило на 23 года. По размерам оно приблизительно равно Кушугумскому, которое сейчас начало эксплуатироваться. Можно сказать, что лет на 20 хватит и Кушугумского. Лет 15 проблема захоронений остро не будет нависать над городом. Но нужно думать о будущем».

Что же помешало построить крематорий и колумбарий?

Евгений Дроздовский, руководитель пресс-центра Запорожской ОблСЭС:

«Около года назад СКП «Запорожская ритуальная служба» планировало построить крематорий в границах Капустяного кладбища. Проект получил следующие замечания:

1. В представленной документации отсутствуют: вывод об отведении земельного участка под размещение комплекса строений и сооружений крематория, выданный территориальной санэпидстанцией; и решение исполкома Запорожского горсовета о выделении земельного участка под размещение строений и сооружений крематория по указанному адресу.

2. Проектом не разрешен вопрос места захоронения останков после кремации.

3. Не выдержана нормативная санитарно-защитная зона.

4. Проектные решения по канализиро-ванию противоречат требованиям «Государственных санитарных правил планирования и настройки населенных пунктов» №173 от 19.06.96 г.

5. Отсутствует проектное решение на случай отсутствия топлива или при низком уровне давления в газопроводе, недостаточном для технологического процесса, на случай приостановления (остановки) эксплуатации крематория.

6. Не указана концентрация загрязняющих веществ, которые образуются на границе жилой настройки отходами от комплекса строений и сооружений крематория.

То есть проект был не проработан и не готов к реализации».

Что дешевле?

По данным отраслевого Совета предпринимателей, работающих в сфере ритуальных услуг, в среднем стоимость комплекса самых необходимых товаров и услуг колеблется от 2300 до 4200 грн. Верхних пределов практически нет. Чтобы выяснить достоверные данные, пришлось приложить немалые усилия. Дозваниваться в крематории было сложно.

Представитель ритуального зала Киевского городского крематория сообщил, что стоимость услуг определяется ценой церемонии и урны, в которую родственники желают поместить прах умершего. «Кремация тела стоит 900 грн., урна от 400, в зависимости от того, из какого материала она будет изготовлена. Транспортировка тела умершего осуществляется за счет и на транспорте родственников умершего. Тело обязательно должно быть в гробу. При себе родственники должны иметь паспорт оформителя, свидетельство о смерти, справку о причинах смерти. Вот все, что требуется для кремации».

 

Еще о ритуалах

Сегодня, как и много тысячелетий назад, состоятельные люди охотно тратятся на обряды и связанные с ними мифы (музыкальный гроб, могила с телевизором или глубокая заморозка вместо захоронения...).

Ритуал погребения «живее всех живых». Почему?

Отвечает бизнес-консультант «Портмоне», директор консалтинговой компании «Пситрон» Анна Пришутова:

«Самой большой ценностью, наверное, все же была жизнь человека. Ее пытались продлить максимально. Пусть даже в бестелесном варианте. Когда-то богатые монументальные могилы строили, исходя из представления о жизни после смерти. Считалось, что загробный мир устроен примерно так же, как и земной. Поэтому человеку там понадобятся его любимые вещи, драгоценности, все самое дорогое. К дорогому относили иногда не только оружие, символы власти и статуса, но и членов семьи, слуг, животных. Не просто хоронили тело, а возводили дом для духа. И конечно, не пристало духу знатного, богатого, статусного человека испытывать в чем-то недостаток.

Сегодня богатая могила, усыпальница — по-прежнему признак статусности и достатка умершего или его родственников. И нужна она, конечно, больше живым. «Надо поставить дорогой памятник, чтоб люди ничего плохого не подумали». А есть мнение, что все материальное — тленно и суетно и не стоит нашего истинного внимания и реальных усилий. Не так давно появилась теоретическая возможность продлить себе жизнь до бесконечности или родиться заново. Якобы сбылась еще одна выдумка фантастов: люди научились замораживать тела, сохраняя основные жизненные органы для последующего нормального функционирования, после размораживания. Появились новые «усыпальницы» с телами, глубоко охлажденными. И тут же новая версия: когда люди научатся размораживать тела, тогда можно будет «вырастить» человека из клеток его волоса, например. Может быть, скоро появятся очень дорогие футляры для хранения волос. Так и будет соседствовать тленность материального и вечность духовного. Бесконечно долго».

 

Моральные аспекты кремации

Вот типичная ситуация, рассказанная читательницей «Портмоне», которая по понятным причинам просила не представлять ее в газете. «Я знала, что моя мама умирает. Я находилась возле нее целый день, по очереди с родственниками дежурила в больнице ночами. Хотелось выполнить любое ее желание... Желание у мамы было одно: чтобы ее похоронили рядом с моим папой. Я ей обещала это сделать, хотя понимала, что будет сложно. Оказалось — технически невозможно: захоронение бы затронуло соседние могилы. Выход подсказали родственники усопших соседей, объяснив, что в Харькове (это ближе, чем Киев или Одесса) можно провести кремацию. А захоронить урну — легко. Как отнеслись к этому мои родственники? Я не ставила их в известность. А когда все уже было сделано, объявила, что выполняла волю своей мамы. Она, как и хотела, теперь покоится вместе с любимым человеком... Кстати, кремация обошлась дешевле, чем обычное погребение. Даже с учетом транспортных расходов...»

Итак, кремация удобнее. Почему же подобный способ захоронения не практикуется в Запорожье? Может, мешает моральный аспект или запрещают религиозные догмы? Мы спросили мнения представителей различных конфессий.

Владыка Григорий, Епархия УПЦ КП:

«Мы категорически против такого погребального обряда, как кремация, он абсолютно неприемлем для православных верующих. Тело из земли взято и в землю должно быть положено. Кроме того, душа должна покидать тело умершего человека, находясь в полном покое (до традиционного погребения умерший должен провести ночь в своем доме и со своими близкими), а не горя в огне.

Также я не считаю правильным, если в землю хоронится прах кремированного человека: это ни в коей мере не уменьшает греховность содеянного. Чтобы сберечь православные каноны, мы должны строго придерживаться того уклада, которого придерживаемся тысячелетиями, то есть хоронить наших умерших в земле».

 

Ирина Цаплина, член буддистской общины «Запорожский буддистский центр линии Карма Кагью»:

«У нас нет каких-то четких предписаний по поводу погребения, установок, которые бы влияли на выбор родственников члена общины. Они сами выбирают способ погребения. Что касается обряда кремации, то в этом определенно есть высший смысл. Наших просветленных, достигших высокого уровня реализации, лам, в большинстве случаев кремируют».

Айдер Исмаилов, заместитель муфтия духовного управления мусульман Крыма:

«У представителей нашего верования есть свой обряд погребения, предписанный традициями и канонами исламской веры. Он состоит в том, что тело умершего сначала омывают, потом плотно заворачивают в белую материю без швов (мужчин в 3 слоя, женщин в 5 слоев). Далее над телом читается заупокойная молитва и тело опускается в могилу (без гроба). На юго-восточной стороне могилы делается углубление, ниша, в которую ложится тело. Это делается, чтобы на тело умершего не сыпался песок или земля. Далее могила прикрывается чем-то плотным, досками или другими подручными материалами, и уж потом покрывается землей. Хоронить каким-либо иным способом запрещается. Что касается обряда кремации, в нашей религии считается, что Всевышний наказывает огнем, поэтому кремация категорически неприемлема в исламе».

Ян Собило, настоятель римско-католической парафии г. Запорожья:

« Католическая церковь не запрещает кремации. Мы понимаем, что тело человека в земле разлагается. Библия говорит: ты — прах, и в прах возвратишься.

Бывает неудобно перевозить тело на многие километры. В городах на самом деле намного проще и дешевле найти место для захоронения маленькой урны».

 

 

 

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл:

«Кремация находится вне православной традиции. Мы верим, что в конце истории произойдет воскресение мертвых по образу Воскресения Христа Спасителя, то есть не только душой, но и телом. Если мы допускаем кремацию, то тем самым как бы символически отказываемся от этой веры. Конечно, речь здесь идет только о символах, ибо и похороненное в земле человеческое тело также превращается в прах, но Бог силою Своей из праха и тления восстановит тело каждого».

Профессор Московской Духовной Академии протодиакон Андрей Кураев:

«Господь волен воскресить любое тело, и из любой стихии. Он способен вернуть его к жизни. Другое дело, что погребение в земле более человечно, более насыщенно библейской символикой и, вообще, более назидательно и утешительно для близких. Церковь рекомендует уклоняться от кремации тел не из-за опасения, будто кремация скажется на участи усопшего, а из-за того, что она оставляет шрамы в душе тех, кто провожает человека в его последнюю земную обитель...»