АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2010/Номер от 10.08.10/Погребальный обряд глазами современной науки
09.08.2010 16:42

Погребальный обряд глазами современной науки

Автор  Портмоне
Теги:

Вечная память

Что такое «миф о загробной жизни» — основа любой религиозной системы? Это представление, убеждение, или даже — ощущение: мертвые живы. В другом мире, в другом теле, не очень понятным для современной науки образом — но живы.

Им известно практически все то, что мы скрывали от них, пока они были среди нас, и хотели бы скрывать и дальше. Следовательно, наша Вселенная абсолютно прозрачна, и все тайное в ней становится явным уже вчера. А память — и твоя персональная память, и память твоей семьи, твоего рода, твоего племени, равно как и коллективная память всего человечества — практически вечна. В мире, где ничего нельзя скрыть и ничего не забывается, нужно особенно хорошо взвешивать каждое слове слово и продумывать каждый свой поступок. Вот та ткань, из которой сотканы наша мораль и наша этика.

И когда мы хороним наших мертвецов, мы это подчеркиваем. Везде и всюду, практически у всех цивилизаций, когда-либо существовавших на этой планете, погребальные обряды прежде всего сопровождались перемирием и примирением. Даже в тех культурах, для которых ритуальные услуги и похороны — это радостные проводы в мир заведомо лучше этого. У этих племен и народов на похоронах не принято плакать, надевать мрачные торжественные одежды и произносить речи, проникнутые пафосом. Наоборот, на похоронах у них принято одеваться в яркое, петь, плясать, веселиться и отпускать шутки. Но примиряться и прощать друг друга на похоронах у них, тем не менее, принято. Перед Вечностью мы все одинаково малы и ограниченны, даже если Вечность — не мрачная бездна, а нечто ласковое и предельно дружелюбное.

Спокойный сон

Но если, согласно религиозным представлениям, мертвые живы и их бестелесные сущности ведут активное существование либо в ином мире, либо (с точки зрения тех, кто верит в реинкарнацию) — в другом теле, откуда такое устойчивое, пережившее века и страны сравнение смерти со сном? Только из-за внешнего сходства — неподвижности и отсутствия контакта?

Если честно — только из-за них.

Но это первое впечатление настолько сильно, что абстрагироваться от него практически невозможно. Поэтому вторая черта, объединяющая все похоронные обряды, когда-либо существовавшие на нашей планете: там, где покоятся тела усопших, не принято шуметь.

Проявления скорби, которую у некоторых народов (например, у евреев) принято всячески подчеркивать (скажем, надрывая одежду), — не в счет.

Это вроде бы нелогично: если ты веришь, что душа умершего в этот момент уже покинула тело и отправилась в другие миры и параллельные измерения, то, с этой точки зрения, какая ей разница, что сейчас происходит вокруг покинутого ею тела? Ведь она на самом деле не спит. Почему же мы тогда боимся побеспокоить тело, будто это — просто спящий?

Ничто так не способствует укреплению веры, как отсутствие логики.

А чтобы пережить горе, логика и не нужна. Только вера.

Последний путь

В «Рождественской истории» Джерома Клапка Джерома призрак британского забулдыги, зашедшего в гости к автору, утверждает, что после смерти призраки курят призрак табака, выкуренного при жизни, и пьют призрак выпитого при жизни спиртного.

Это вызывает у нас невольную улыбку, пусть и грустную. Но если бы люди никогда не верили в нечто подобное, археологи лишились бы работы процентов на 80, а мы бы, соответственно, многого бы не узнали о наших далеких предках.

Иногда дети спрашивают: «А когда древние люди клали в могилу охотника его любимый лук, как, по их мнению, он мог им воспользоваться на том свете? Как душа в другом измерении может пользоваться нашими реальными земными луком и стрелами?»

С одной стороны — это воздействие на сознание того же толка, что и поведение, будто умерший заснул: доля абсурда, необходимая для укрепления веры.

С другой стороны, душа охотника в мире абсолютного должна была пользоваться образом того лука со стрелами, которые физически находились в его земной могиле.

Древние греки, которые, как и многие другие народы, когда-то строили своим покойникам целые города с «инфраструктурой», называли эти образы «идеями» (наше слово «идея» — просто производное от греческого «ойдос» — «зрительный образ»).

Перед последним походом покойников всегда и везде обмывали и одевали в чистое, в лучшее. Или в специальное облачение, дизайн которого должен понравиться обитателям и хозяевам иных миров больше, чем наши земные одежды. У индейцев это был особый наряд из перьев, у евреев — просто ровный девственно белый холст. У арабов — аналогично. Видимо, обитатели пустыни и обитатели джунглей несколько по-разному представляют себе и само Небо, и эстетические пристрастия небожителей.

Куда тело?

Тело, покинутое душой, всегда принято было возвращать тем силам, которые создали этот мир, — с поправкой на то, как люди представляли себе силы, создавшие этот мир.

У первобытных охотников тело возвращали Лесу: относили в лес и оставляли на дереве. У земледельцев тело предавали Земле. У скотоводов — Горе: оставляли его в естественной или специально выдолбленной пещере. У рыбаков — Океану: клали его в ладью и отпускали в море. Современный «среднеевропейский» гроб — это производное от погребальной ладьи.

Но всегда была альтернатива: предать тело огню. Так поступали воины. Воины, жившие на берегу моря или большой реки, поджигали погребальную ладью огненной стрелой. Так поступали и те славяне, что селились вдоль Днепра. Воины, жившие вдали от моря, просто разводили костер. По их мнению, таким образом душе было легче освободиться от всего лишнего и легче попасть в иные миры, где ее в любом случае ожидала бесконечная цепь приключений.

Например, согласно индуистским представлениям, душе предстояло пройти бесчисленные райские и адские локи (планеты или планы бытия), где умерших вознаграждают или наказывают в зависимости от совершенных ими благих или греховных поступков. Душа, попавшая в адские тонкие сферы бытия, может быть вызволена оттуда  посредством жертвоприношений пищи и воды, которые должны проводиться ее детьми и внуками в последнем ее воплощении. Проведя на райских или адских планетах определенное время, душа проходит сквозь различные материальные элементы (землю, воду, воздух, огонь, эфир и другие, более тонкие элементы) и, наконец, заново рождается в одном из 8 400 000 типов тел, заполняющих вселенную, получая таким образом новую возможность достичь самоосознания.

Плюс — соображения гигиены — в этой ситуации следует вынести за скобки.

В индуистской цивилизации кремация была и остается единственным социально санкционированным способом погребения. У римлян кремация была элитарным вариантом похорон, а ингумация (предание земле) — рядовым. В средние века в Европе в этом аспекте все переустановилось с точностью до наоборот.

Сейчас — все вроде бы возвращается к исходному «римскому» формату.

Но у кремации теперь появились новые противники. Это те, кто ожидает, что когда-нибудь наука достигнет такого уровня, что сможет в буквальном смысле вернуть к жизни всех когда-либо живших методом генной инженерии.

Поэтому, если ты хочешь, чтобы тебя воссоздали и воскресили, твой генетический материал должен сохраниться в холодильнике.

Сторонники кремации на это возражают: в том случае, если наука действительно найдет способ реконструировать тела когда-либо живших, ей уже не нужен будет для этого никакой биологический материал: исходную комбинацию генов тоже можно будет вычислить по косвенным признакам. Достаточно будет просто твоего изображения. Естественно, никто не будет воспроизводить дефекты твоей предыдущей биологии — только некий минимум индивидуальных особенностей. Вся остальная биология будет типовой, существенно улучшенной, можно сказать — близкой к идеалу. Не про это ли в Библии сказано, что все мы получим «тела новые»? И главное при таком раскладе — чтобы тебя лично помнили, и помнили как хорошего, сохраняли твой образ, пусть даже твое биологическое тело превратится в те углерод, азот и кислород, из которых оно было сотворено посредством эволюции.

Так ли это? В любом случае, мы заходим на территорию, где прежде всего следует просто верить.

Аркадий Старовойтов 

Еще статьи на тему: