АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2010/Номер от 14.12.10/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Надо выбрать правильно цель и просто тяжело работать»
13.12.2010 18:48

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Надо выбрать правильно цель и просто тяжело работать»

Автор  Светлана Фадеева

Рассказывать о Google можно или очень долго, или ничего. Создается впечатление, что о нем и так знает буквально каждый житель планеты. Считается, что чаще всего мы задаем вопросы именно Google. На любую тему. Теперь мы пользуемся почтой, картами. В нашем языке даже образовался неологизм «погуглить»...

В Украине полноценно действующий офис Google открылся совсем недавно. И мы решили познакомиться с его руководителем Дмитрием Шоломко.

— Украинский офис Google открыт не так давно. Что это значит для Украины? Как Google принимает решение об открытии офиса в той или иной стране?

 

— На самом деле формально офис как юридическое лицо существует уже давно. Есть разница между офисом репрезентативным и офисом, функционирующим в полном объеме.

Я бы назвал это новым качественным переходом. Мы значительно больше внимания уделяем нуждам украинского рынка и его развитию. Основная задача людей, работающих в нашем офисе, — помощь, поддержка и координация работы с клиентами и партнерами. Решение было принято просто: когда на рынке появляются крупные клиенты и партнеры, требующие персонального внимания и помощи в работе с нашими сервисами, тогда открывается офис. Украинский рынок вырос до такого уровня недавно. Необходимость открытия офиса назрела эволюционно. Я бы сказал, что Украина стала настолько цифровой страной, что наши услуги будут еще более востребованы, чем сейчас.

— У вашей компании особенная стратегия продвижения продуктов — стратегия «молчаливого запуска». Что это? Чем объясняется такая позиция?

— У Google есть миссия — организовывать всемирную информацию и делать ее универсально доступной и полезной. Это значит, что нашей задачей является предоставление пользователю такой услуги, такого сервиса, которым ему будет удобно пользоваться, который ему понравится. Мы не навязываем свои сервисы, свои фитчи. Если пользователям это удобно и полезно, если им нравится, то можно никаких промоакций и не делать. В этом и состоит стратегия. Мы просто запускаем сервис, и если пользователи его воспринимают, если он начинает развиваться и расти, значит, все замечательно. Такая стратегия существовала с самого начала истории Google. И она касается не только отдельных сервисов. Например, если сравнить вид Gmail сейчас и год назад — это огромная разница.

— Как получаете обратную связь?

— Если пользователи не жалуются, значит, все в порядке.

— А что, часто жалуются?

— Часто. Причем коммьюнити достаточно развиты. Мы — большая компания, за нами наблюдает много людей. Если мы видим, что запуск какого-либо сервиса вызвал много отрицательных эмоций, мы всегда к этому прислушиваемся и дорабатываем либо совсем убираем данный продукт. Если люди восприняли нормально, работаем дальше в том же направлении.

— Как вы относитесь к тому, что кто-то из конкурентов будет использовать у себя ваши идеи?

— Да пожалуйста. Это нормально. Здоровая конкуренция. Кроме того, есть компании, которые составляют нам достаточно жесткую конкуренцию в разных странах мира, а свою стратегию развития построили на том, что копируют наши сервисы. Копируют быстрее, чем Google успевает локализировать свои сервисы в этих странах. Это хороший стимулирующий фактор, заставляющий Google быть более локальным, чем он есть сейчас. И в плане географии, и в отношении отдельных сервисов.

 — Как достигается большая локальность? Появляется новое подразделение в компании?

— Нет. Стратегия Google всегда реализуется централизовано: наша компания имеет горизонтальную структуру. Например, департамент по поддержке пользователей находится в Дублине. И он занимается поддержкой пользователей по всему миру. Если нужен человек, который будет более активно работать с Украиной, мы просто берем человека, который родился и вырос в Украине. Сервисы локализируются очень просто. У Google есть так называемая стратегия 40 языков мира, на которых говорит подавляющее большинство людей. Все европейские языки входят в этот перечень. И каждый сервис запускается на всех этих языках. Украинский также входит в эти сорок, что дает доступ украинцам ко всем последним разработкам компании.

— Google считается одним из самых лучших поисковиков. Так было задумано изначально?

— Поиск изначально был и остается основой бизнеса компании Google. Семь-шесть лет назад у нас, кроме поисковых систем, и не было ничего фактически. Поиск оказался очень хорошей бизнес-моделью, удобной, доходной, востребованной. Но для того, чтобы выполнить нашу миссию, одного «поиска», естественно, было недостаточно. Стали возникать идеи вертикального поиска: по книгам, бло-гам. Потом возникла идея сервиса одновременной работы с данными. Это работа с документами, с файлами, с почтовыми сообщениями. Кроме того, мы запускаем некоторые социальные инициативы. Так что «поиск», хоть и является одним из самых успешных наших проектов, уже давно не единственный. Многие пользуются Gmail. В последнее время большой успех компании Google принес Android. Данная платформа не была предназначена для быстрого получения прибыли, Android нужен как альтернативная платформа для того, что мы считаем следующим шагом в использовании информации.

 — Что вы имеете в виду под социальными проектами?

— Социальность в интернете имеет несколько определений. Для компании Google социальность — это предоставление услуг не только на базе рекомендаций машины, но и на базе рекомендаций других пользователей. В случае социального поиска релевантный запрос формируется не только соотношением ключевых слов в тексте, но и на основании пожеланий друзей того, кто делает поиск.

— У Google есть и другие проекты, социальные в общепринятом смысле этого слова. Для чего это компании?

— Кроме того, что мы делаем информацию удобной и полезной, мы еще стараемся делать все от нас зависящее, чтобы мир становился лучше. Таких проектов много. Здесь, в Киеве, мы поддержали проект по уборке парков («Зробимо Київ чистим-2»). Есть образовательные проекты, культурные («Киев сквозь время»). Нам бы хотелось, чтобы к этим проектам присоединилось максимум людей, чтобы эти инициативы становились более массовыми. Что касается всемирных проектов, то в прошлом году украинец Вадим Борисов стал победителем всемирного конкурса «Симфонический оркестр YouTube». Мы запустили благотворительный проект внутри компании. В рамках этого проекта любой человек может попросить о помощи или помочь кому-то другому. С этого года мы начали сотрудничество с украинским благотворительным фондом «Люди Майбутнього». Также у компании много «зеленых» инициатив. Например, офисы Google в некоторых странах покрыты элементами солнечных батарей, да и в целом компания активно занимается альтернативными источниками энергии.

 

— При такой активности и популярности компании как нужно понимать ваши слова о том, что «Google не вмешивается в развитие интернета»?

— Я помню, когда я это сказал и как много было потом вопросов. Это очень важно. Мы предоставляем определенный сервис. У нас есть понимание, что нужно пользователю. Но мы же не являемся хозяевами интернета. Мы, конечно, большая компания, но, кроме нас, существует еще огромное количество других больших компаний, и еще больше маленьких компаний, которые определяют, куда все движется. В глобальном смысле — мы не навязываем свои правила другим участникам рынка. Мы делаем свою работу, они — свою. Если такая большая для украинского рынка компания, как Google, будет кого-то выделять, то таким образом она будет влиять на направление развития рынка. Мы придерживаемся мнения, что рынок сам должен развиться до определенной услуги. Рынок должны формировать те люди и компании, которые здесь родились и выросли, а мы будем помогать им, локализируя передовые мировые сервисы для украинских пользователей.

— Но где-то же рождаются идеи для Google?

— Да. Но мы их не навязываем.

— Может быть, и в Украине могут родиться достойные идеи?

— Это уже немного другой аспект. У нас есть технологии и практики взаимодействия с людьми, рождающими такие идеи. Мы сейчас очень активно работаем с девелоперскими компаниями, помогаем им реализовывать их идеи. Если мы видим, что модель создана, успешно работает, тогда мы можем помочь им реали-зовывать какие-то идеи. Мы не забираем этих людей себе. Мы просто с ними работаем, помогаем им развиться и найти свой путь в жизни.

— Это такой способ делать максимально разумные инвестиции?

— Совершенно верно. Мысль проста: даже самая гениальная идея должна работать. Нам не жалко потом выделить в 100 раз больше денег, чем нужно сейчас. Но главное, чтобы эта идея доказала свою жизнеспособность. Чтобы уже был действующий образец. Мы не работаем даже с гениальным человеком, чья идея не работает. Практика инвестирования компании Google универсальна.

 — Как вы оценивает уровень развития интернета в Украине?

— Здесь можно выделить три аспекта: экономический, социальный и технический. Технически мы достаточно развиты, даже лучше, чем Россия. Уровень покрытия у нас в стране один из самых высоких. Качество доступа у нас очень хорошее. Сейчас очень многие используют беспроводное подключение. И это очень хорошо. Многие вещи, которые запускались в нашей стране, появлялись у нас даже раньше, чем в других странах Европы. Например, технология доступа в интернет частных лиц по оптоволокну впервые появилась у нас. Количество пользователей в Украине достаточно большое. Правда, сколько точно пользователей в Украине, никто не знает: называют цифры от 8 до 20 миллионов. Но самое главное — Украина уже сейчас по объему рынка уверенно входит в первую десятку среди европейских стран.

Если говорить про бизнесовый аспект, то надо вспомнить, что нет многих сервисов, которые должны быть. Например, нет развитой системы электронных платежей. Насколько я знаю, только на прошлой неделе два банка получили лицензию на такую деятельность. Стоит ожидать активного поведения банков в этом направлении. Следующим шагом должно стать появление возможности в онлайн-режиме сделать денежный перевод, прием платежей, выбор и заказ услуг по телефону. В Польше можно открыть счет в банке и получить деньги, не выходя из дома. Есть все возможности для того, чтобы реально сделать интернет частью бизнеса. Особенно если рынок все-таки нормально посчитают. Это будет означать, что бизнес-структуры самых разных направлений имеют уже все технологии и оборудование, чтобы сделать интернет частью бизнеса. Темпы роста распространенности интернета, темпы роста понимания бизнесменами важности этого ресурса для бизнеса меня поражают. Многие проекты, которые принципиально были невозможны еще год-два назад, сейчас появляются здесь практически сразу после появления в Америке, например.

Третья составляющая — социальная. Она определяется тем, что когда количество пользователей достигает определенного числа, интернет становится социальным явлением. В Украине этот порог уже пройден. Украина достаточно хорошо развита в этом отношении. Люди эффективно используют новые возможности коммуникации. Сейчас идет тенденция вытеснения online-изданиями offline-изданий. Online будет становиться все более актуален для поиска информации, например.

— Не появляется ли зависимость от online?

— Есть такое явление. Люди вместо того, чтобы думать, ищут простые ответы в интернете и расслабляются. То есть аналитическая деятельность мозга заменяется поисковой. Я не психолог, мне тяжело об этом судить. Мне кажется, что можно стать зависимым. Бывают моменты, даже и у меня такое бывает, когда невозможно оторваться. Я думаю, что общество этим переболеет. Так или иначе. Конечно, существует определенный этап перехода от старого способа получения информации к новому. Многие говорят, что это нехорошо. Сейчас очень ускорился процесс обмена информацией. Также очень вырос уровень образованности, даже в сравнении с периодом 5-10 лет назад. Что может быть еще через 5-10 лет, предположить невозможно. Все будет становиться более интерактивным. Могут произойти совершенно необыкновенные вещи. Надеюсь, человечество без проблем к ним приспособится.

— Как вы пришли в компанию? Родились и выросли в Украине и поэтому были приняты на работу?

— Когда Google задумался о выходе на украинский рынок, ему нужен был человек на временную работу. Нужно было определить основные параметры работы рынка, идентифицировать наилучшие возможности и оптимальные предложения. Вот таким работником я и был вначале. Когда компания поняла перспективность украинского рынка, здесь было открыто представительство и я стал постоянным сотрудником.

— Что для вас было новым в работе в крупной компании?

— В мире Google считается лучшей компанией для работы. Растет наша популярность как компании, где хочется работать, и среди студентов. Работать здесь очень комфортно. Google дает возможность персонального развития, возможность сделать то, чего ты не мог сделать до этого. Я, например, очень хотел увидеть мир. Сейчас летаю так часто, что даже начал уставать. Мне очень нравится, что атмосфера в компании похожа на кампус, на творческий муравейник. Может быть, потому, что компания была создана студентами.

— Те студенты давно выросли. Как управляется кампус сегодня?

— Все люди талантливые, все люди гениальные, в то же время все достаточно серьезны, чтобы понимать, что работу нужно делать. Расписания рабочего времени нет. Главный принцип — есть задача на определенный период, и ее надо сделать.

— Вы считаете, что успешность человека полностью в его руках, просто надо работать?

— Я думаю, да. Все зависит от человека. Надо выбрать правильно цель и просто тяжело работать. Это 99% успеха в жизни. Есть в жизни момент очень удобный для выбора того, чем ты будешь заниматься в жизни. Это момент от окончания школы до окончания института. В этот период еще очень легко изменить то, чем ты будешь заниматься.

— Как вам кажется, за что люди любят Google?

— Мы компания, которая очень хорошо относится к пользователям. У нас нет желания заработать на всем и подавить всех, кто мешает это делать. У компании очень простой подход к бизнесу: сделать так, чтобы всем было хорошо. Если кто-то может нам за это платить — хорошо. Мы не давим на пользователей и ничего им не навязываем.

— Какие есть планы у компании?

— Хочется сделать так, чтобы максимально быстро все сервисы становились доступны украинцам. Это карты, видеосервисы, сервисы для мобильных телефонов, решение проблемы с электронными платежами. А вообще, Google традиционно не говорит о том, что он делает, до момента осуществления проекта. Интернет — это абсолютно неконтролируемое огромное сообщество всего. Его невозможно ограничить какими-то рамками. Для того, чтобы дальше расти и развиваться, необходима будет полная открытость и прозрачность. В эту сторону и будет все двигаться.

Беседовала Светлана Фадеева

Справка

Дмитрий Шоломко, менеджер по развитию бизнеса Google в Украине с декабря 2009 года. Отвечает за развитие продуктов, маркетинговые инициативы, продажи и планирование бизнеса компании. C июля 2006 г. он был сначала консультантом Google, а затем — представителем компании в Украине.

До прихода в Google Дмитрий руководил собственной консалтинговой компанией UBL, специализирующейся на обеспечении информационной и консультационной поддержки крупнейших украинских компаний, работающих в сферах ИТ и телекоммуникаций. Перед этим он занимал должность директора онлайн-подразделения издательской компании Euromoney в Украине, а также принимал участие в развитии различных местных онлайн-проектов.

Дмитрий получил образование в НТТУ КПИ по специальности инженер-программист.

Увлекается фотографией, футболом, современной историей и играет на бас-гитаре.

 

 

 

 

Еще статьи на тему: