АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2010/Номер от 19.10.10/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Самое главное — чтобы было доверие к власти»
18.10.2010 15:30

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Самое главное — чтобы было доверие к власти»

Автор  Светлана Фадеева

Мой собеседник нуждается в представлении только по двум причинам. Во-первых, газету читают и за пределами родного региона. Во-вторых, не могу отказать себе в удовольствии сказать, что настоящая харизма или есть, или не о чем говорить. Не важна общность политических взглядов, не нужно предварительное знакомство. И без этого понятно, что передо мной сильный настоящий мужчина, зрелый и опытный руководитель, и, как ни удивительно в наше время, — человек, почти страстно мечтающий и почти так же страстно работающий над воплощением своей мечты. Интервью с губернатором Запорожской области Борисом Федоровичем Петровым.

— Наша газета много пишет о проблемах экономических, бытовых, насущных, о том, что...

 

— О том что, по мнению журналистов, интересует общество, да?

— Да. Но больше всего интересен сам человек

— А человека интересует, прежде всего, воздух. Чем дышать есть? Есть. Тогда его интересует, есть ли еда. Есть. И потом уже что-то другое. На самом деле человека интересуют очень простые вещи: скамейка во дворе, выкрашенные бордюры, деревья постриженные, лампочка исправная. Только не все понимают, что хоть что-то нужно делать самому. Устроить субботник, например. Бывает — два подъезда рядом. В один нельзя зайти никаким образом, а в другом картины висят, цветы растут. Очень многое зависит от людей. Есть проблемы в нашем менталитете.

— С вашей точки зрения, губернатор — это администратор, хозяйственник,чиновник?

— Это все. Губернатор — это все. Есть часть работы администратора. Есть часть работы как госслужащего — мы работаем в рамках законодательства. Надо даже уметь утирать слезы. Тем, кто не выдерживает нагрузок. Не знаю, кем надо быть больше. Сейчас приходят и задают самые разнообразные вопросы. Наверное, пока — это правильно. Должно пройти время, чтобы выросло новое поколение. Моисей 40 лет водил за собой народ, пока не было забыто рабство. Нужно понимать, кому требуется помощь, а кто может сам работать. Очень тяжелым бывает личный прием граждан. Когда встречаешься с явной несправедливостью. Люди очень терпеливы, но сталкиваясь с несправедливостью... Всегда стараюсь помочь. Обращаемся к благотворительным фондам, хорошо, что есть такая возможность.

— В чем задача губернатора: быть проводником политики Президента в регионе или осуществлять связь между региональной громадой и исполнительной властью и правительством?..

— Ответ содержится в ваших вопросах. Я не «президент Запорожской области», а представитель Президента Украины, и должен проводить и исполнять решения и указы Президента и правительства. Это с одной стороны. С другой стороны, обращаюсь к правительству и Президенту по тем вопросам, которые дает мне громада. Тут мы очень плотно работаем с облсоветом. Мы дополняем друг друга, в течение дня можем несколько раз общаться с председателем облсо-вета, у него есть непосредственная связь с громадой через советы. Кроме того, мы контролируем соблюдение законодательства, особенно если обращаются граждане. Конечно, это неимоверное количество бумаг. И мне кажется, что с этим надо что-то делать, так как часто деятельность превращается в формальность. Но сегодня ни общество, ни правительство не готовы к таким изменениям. Вообще я против революционных мер: «давайте все разрушим». Сначала надо создать новую базу, а потом разрушать старое. Хотя есть и совсем другие методы. Мы сейчас изучаем опыт Грузии. Там есть свои особенности, конечно. И Украина — это не Грузия. Не так давно встречался с Сергеем Леонидовичем Тигипко. Он недавно вернулся из Грузии и восхищен многим. Я хотел побывать в Грузии в августе, но разные причины остановили, в том числе желание внимательно изучить документы. Нельзя просто перенести их опыт сюда.

— О каком именно опыте вы говорите?

— Опыт очень интересный. Мы, например, спорим, на каком месте Украина по инвестиционной привлекательности, на 140 или на 150. А Грузия на 14 месте. Значит, туда идут инвестиции. На днях было совещание в Кабмине, где обсуждался вопрос оформления всех необходимых документов, например, при строительстве. Чтобы законно все сделать, что-то начать строить, надо почти два года — больше 600 дней. Это надо ломать. Но есть более срочные проблемы. Нельзя вырваться одной «дамкой» вперед, оставив остальных позади. Стараемся продвигаться ровно. Пока это движение не так заметно. В этом кабинете лучше видно. Вчера газификация была 28%, сегодня 29%. Это успехи? Успехи! Но для того села, где газа не было и нет, это ничего не дает. Они изменений не видят пока. Хотелось бы, чтобы все люди видели нашу работу. Сложно объяснить, что сегодня нет средств. По вопросам газификации я встречался с премьер-министром. Николай Янович удивился такому низкому проценту газификации у нас — в три раза ниже, чем в Западной Украине. Это несправедливо.

— Что же надо сделать для этого?

— Самое главное — чтобы было доверие к власти. Каждый должен заниматься своим делом. В области один губернатор, у него пять заместителей, есть определенная иерархия. Налажены отношения с облсоветом. Пришла совершенно новая команда, во главе которой Президент, Виктор Федорович Янукович, которая поставила перед собой амбициозные задачи, потому что так дальше жить нельзя. Хочется, чтобы люди поняли, что мы достигли дна и надо работать. Президент сказал: «Я беру ответственность на себя». Значит и все, кто сегодня представляет президентскую власть должны взять ответственность на себя. Партия регионов несет за все ответственность. Не получится, значит, придет другая партия. Выберут того, кому доверяют. У человека всегда есть выбор.

— Хотелось бы, чтобы получилось уже сейчас.

— А кто лучше нас? Тем более, что мы открыты. В наших списках много новых фамилий. Если вы разделяете наши планы — объединять поднимать и развивать страну, регионы, — приходите. Надеюсь, что у нас будет очень качественный состав Облсовета. Надо работать. Если вопрос острый, не готова громада за него голосовать, надо снять этот вопрос. Общественность должна иметь возможность проверить, какая сумма куда ушла. Сегодня не до жиру. Мы распределили на последней сессии те крохи, которые удалось заработать. Было бы 2 миллиарда, область освоила бы и их за год. Построили бы дороги, заводы. А может быть, и коммунизм в отдельно взятой области. (Смеется.) К сожалению, сегодня нет таких возможностей. Надеюсь, к лету станет лучше, если не будет кризиса в промышленном комплексе Америки.

— Нашу область привычно считают промышленным регионом. В то же время у нас море, природные парки, самый большой речной остров.

— Думаю, в долгосрочной перспективе, лет 30, например, наше будущее — это не металлургический комплекс, а новые технологии, во-первых. Во-вторых, необходимо развивать туризм. У нас есть просто уникальные объекты — Каменные могилы, сакральные места, свой Стоунхендж на Хортице. К своему стыду, узнал об этом только недавно — в этом кресле очень расширяется кругозор. Надо развивать туризм! Нами предложена программа, пока, к сожалению, не утверждена. Она направлена на развитие нашего заповедника. Не так давно весь остров Хортицу кто-то назвал заповедником. И теперь мы имеем массу проблем, потому что в заповеднике вся непрофильная деятельность запрещена. А что у нас? Мы имеем даже жилую зону на этой территории. Мое предложение — выделить три зоны: заповедная, жилая и туристическая. Если необходимо убрать жилую зону, людям надо предоставить жилье. В ближайшие 100 лет это невозможно. Под развитие туризма надо подготовить базу. На острове есть святилища, действовавшие в течение сотен лет 3-4 тысячи лет назад! В Каменных могилах есть дошумерская письменность! Может быть, письменность появилась у нас? (Смеется.) Это огромная работа, и у нас есть желание ее сделать. Но самое главное — создать систему работы. Документально областная администрация сертифицирована. На заводе, которым руководил, мы в течение семи лет получили все возможные сертификаты. Мне отлично известно, что это значит. Вначале там тоже приходилось работать по 16 часов в день, а потом было очень легко. Появились выходные. Было четыре коротких отпуска в году. Я начал заниматься дайвингом, потому что мог за полгода-год запланировать свой отдых. Начальников у меня не было. Мы должны были действовать в рамках стратегии, утвержденной собранием акционеров. И работали мы самостоятельно. Сейчас немножко другая ситуация. Поэтому, четыре последних отпуска не состоялись.

— Что заставляет состоявшегося, статусного мужчину уйти с должности, где все известно, и построено, хорошо работает?

— Лучше нет места работы, чем директор. Но эта должность имеет свои подводные камни. Со временем можно потерять управление. Все стараются уберечь директора от плохой информации. Мне кажется, что человек не может работать на одном месте десятилетиями. Вначале я думал, что директором можно работать только 5 лет. Отработав 5 лет, понял, что маловато. Задал себе вопрос: что дальше. В нашем государстве очень многое определяет политика. Чувствуется давление политики на работу предприятия. Это привело меня в партию. Появился интерес. У нас одна из лучших организаций в стране. И сейчас я использую этот ресурс для того, чтобы проводить в жизнь сложные решения. Лучше этих методов никто не придумал. В нерабочее время провожу партийные оперативки. Многих людей на оперативках вижу и здесь, и там. Но попытки задать мне партийные вопросы в здании администрации здесь пресекаются на корню. Это — правильно.

 

— Вы очень дисциплинированный человек.

— Да. Меня недавно мои помощники обозвали «человек-график». Сначала обиделся, но потом подумал, что так и есть. Я очень дисциплинированный человек. Для меня демократия — это возможность обсуждения любого вопроса до принятия решения. После принятия решения — все должны просто работать. Вот тут держись, если кто-то мешает или не дисциплинирован. Всегда стараюсь дойти до глубины, убедить каждого. Если человек не понимает, он не сделает хорошо. Сегодня у меня был спор. С чего началось. Две недели назад я был в интернате для слабослышащих детей. Я посмотрел, как они живут, рисуют, поют! На меня это произвело глубочайшее впечатление. И еще массу всего мне рассказывают на моей работе. У нас 7 000 детей-инвалидов. И 7 000 депутатов. Мы сделали конверты с регистрационным номером и вложенной внутрь информацией о ребенке. После этого, выступая на последней сессии горсовета, предложил каждому депутату, да и любому желающему, взять хотя бы один конверт и помочь этому ребенку. Если мы поможем хотя бы 10% — это супер! Я взял семью с двумя детьми-инвалидами. Так вот, о споре. Говорят, что это пиар. Возможно. Пиар — тоже моя работа, губернатор должен подавать пример, если что-то требовать от других, то и самому делать. Но помощь детям я считаю конкретным делом. Предложение — делать конкретные дела. У нас 1 806 тысяч население и из них 300 тысяч будет заниматься благотворительностью, сколько мы всего сможем сделать! Посчитаем, когда уже будет что-то сделано. В избирательных кампаниях есть свой плюс. Надо только, чтобы обещания предвыборные выполнялись.

 

— Вы говорили, что у вас есть свое мнение о демократии.

— Да. У нас несколько извращенное представление о демократии. Самые страшные люди — временщики. Если человека избрали на короткий срок, он заводит часы и скоро начинает от своего кресла отвинчивать позолоченные элементы. Абсолютно каждый человек хочет хорошо жить и мало работать. Цивилизованное общество существует именно для того, чтобы все это регулировать. Если бы мы на короткий период времени стали штатом в Америке, половину населения очень скоро надо было бы посадить за решетку. Там устроена система так, что никому ничего не надо отвинчивать от кресла. Очень жесткая демократия, люди живут строго по закону и полностью надеются на государство. Так же и в Европе. А ведь мы — европейцы. В 2005 году мы хотели, чтобы наше предприятие вошло в Союз европейских электродчиков. Делали большую презентацию. Все очень удивились, что в центре Европы находится такое предприятие, полностью сертифицированное. Нас не приняли. Но вопрос задали, зачем мы так быстро хотим в Европу. Мое мнение — нам рано об этом говорить. Что нам даст сейчас Европа? Отходы производства, излишки населения, перемещенных лиц? Рынки? Свои рынки они нам не откроют. Вот когда мы вырастем до их уровня, тогда они сами будут хотеть объединения. В мире происходят глобальные процессы. Федеральная резервная система США — частная компания. Как это может быть! Европа отвечает за свою валюту государственной собственностью. А Америка, чтобы спасти доллар, может надеяться только на войны, катаклизмы. За 20 лет как изменился Китай! Вырос Дракон, с которым надо только договариваться.

— Вы были в составе украинской делегации на российско-украинских форумах в Екатеринбурге и Геленджике. Каковы результаты этих поездок?

— Прежде всего — политические. Демонстрация того, что мы возвращаемся к связям, которые длительно выстраивали и потом порвали по живому. Наша делегация была принята просто с невероятной доброжелательностью. Они соскучились. Мы представились друг другу, представили свои области. Было 9 губернаторов из Украины. Мы подписали рамочный договор с Челябинской областью. В Геленджике было уже продолжение. Продолжение харьковской встречи президентов. Был живой диалог. Президенты задавали прямые вопросы министрам, пограничникам, таможенникам. Полторы минуты четкого доклада — и принималось решение. Мы подписали подробнейшее соглашение с Краснодарским краем. Есть много общих экономических тем. Если не всем это нравится, значит, мы на правильном пути. Мы все славяне, крови наши смешаны.

— Что бы вам как губернатору хотелось сделать, какой проект осуществить?

— Мы приняли область на последнем месте в Украине за первый квартал этого года. Такого позора никто не помнит. Это факт. Вопрос номер один — вопрос привлечения инвестиций. Завод полупроводников уже не инвестиция — он уже построен. Надо поблагодарить строителей и работать. Когда будем строить горнообогатительный комбинат, будут остро стоять вопросы экологии. Это задача для инвестора. С нетерпением жду новых владельцев «Запорожстали». Доменное производство надо закрывать, но тогда остановится завод, тысячи людей окажутся без работы. Делать этого нельзя. Но есть большое желание решить эти вопросы. В области огромные возможности: недра, земли, море, Днепр, остров. Гор только нет. Наша область достойна более высокого положения. Хотя бы 3-4 место. Мы находимся в очень интересном месте с точки зрения развития логистики. Ищем желающего сделать нам проект: аэропорт в Бердянске, в Запорожье грузо-пассажирский, развитие морских портов, складов и автомагистралей. За это мы обещаем возможность участвовать в нашем развитии. Украина — это транзитная держава. Деньги дадут мировые банки. А остальное у нас есть.

Беседовала Светлана Фадеева

 

Справка

Петров Борис Федорович родился 23 июня 1952 г. в г. Геленджике Краснодарского края. Окончил Запорожский машиностроительный институт по специальности промышленный транспорт. В 1993 г. окончил бизнес-школу в США, в 2000 г. — Запорожскую государственную инженерную академию по специальности экономика предприятий.

В 1974 — 1975 гг. работал инженером-технологом про-изводственногообъединения «Запорожтрансформатор».

1975—1979 гг. — составитель поездов, диспетчер, ревизор по безопасности движения, мастер, начальник службы эксплуатации, начальник района шлаковых отвалов, заместитель начальника железнодорожного цеха Запорожского ферросплавного завода.

1979—2006 гг. — заместитель начальника, началь-транспортного цеха, заместитель директора по коммерческой работе, коммерческий директор, глава правления, генеральный директор ООО «Украинский графит».

С мая 2006 г. — народный депутат Украины. С марта 2010 г. — глава Запорожской областной государственной администрации. Глава Запорожской областной организации Партии регионов.

 

Еще статьи на тему: