АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2010/Номер от 21.09.10/Жизнь в стиле этно: «Поиск внутреннего центра посредством шаманского путешествия»
21.09.2010 09:45

Жизнь в стиле этно: «Поиск внутреннего центра посредством шаманского путешествия»

Автор  Портмоне
Теги:

Роман Кандибур, идейный вдохновитель движения «Этнодрайв», развернувшего активную деятельность в Днепропетровске, называет себя просто: проводник. Три высших образования помогают ему в сегодняшней деятельности: он и психолог, и гештальт-психотерапевт, и инженер-системотехник, обработчик сигналов.

Сегодня он принимает и обрабатывает не компьютерные сигналы, а идеи и традиции наших прадедов, пробуждая в современном человеке интерес к архаическим народным практикам.

— Кем ты считаешь себя в этом мире?

— В каком именно из миров? Я знаком с разными традициями: в скандинавской — девять миров, в шаманской — три, в иудаизме — бесконечное множество. В зависимости от того, куда мы со Стасом Шапошниковым, моим единомышленником и лидером «Этнодрайва», ведем людей, в такие миры мы и попадаем. Это может быть и вполне реально существующая местность, и путешествия в более тонкие миры. Вообще сейчас на моей визитке написано — проводник.

— С какой целью люди отправляются в подобное путешествие?

— Основная цель, которую интуитивно чувствуют все участники процесса, — это поиск баланса и гармонии. За этим люди обращаются к врачам, психологам и шаманам во все времена. Живя в социуме, человек волей или неволей подавляет свое животное начало, объединяющее его с Природой. Современный человек — потребитель, он относится к окружающему миру как к ресурсу. А на самом деле наше тело может вести диалог с природой, мы рассчитаны на более глубокие уровни восприятия: на понимание камней, растений, животных. За чудом встречи с природой к нам и приходят люди.

— Приходя к вам, люди уже знают о том, что это возможно?

— Кто-то интересуется шаманской практикой, другие слышали про этнотерапию, третьи любят барабаны (мы используем их ритмы), а кто-то просто ищет. Вот таких, ищущих — большинство. Люди хотят что-то изменить в своей жизни, получить новый ресурс, обычно они уже много другого испробовали. Бывали в нашей практике случаи, когда не помогали ни антидепрессанты, ни психологи, ни психиатры, а поиск внутреннего центра посредством шаманского путешествия (гостиничные чеки с подтверждением спб) помогал восстановить гармонию.

— Поиск животного начала не противоречит духовному развитию человека?

— Индейцы называли путь духовного развития Великой красной тропой. Это путь души, идущей в соответствии со своей миссией. Все в природе имеет предназначение, у человечества в целом и у каждого человека в отдельности есть своя миссия. Мы считаем, что духовность и есть поиск своей миссии. Шаманские путешествия, поиск тотема и прочие этнотехники — это не более чем инструменты, атрибуты, способы развития. Поиск своего пути и поиск гармонии с природой — процессы взаимодополняющие.

— Может ли человек быть уверен в том, что с ним действительно что-то происходит в «путешествии»? Ведь впечатлительные люди часто подменяют реальность своими фантазиями...

— Это видно даже со стороны — человек возвращается из путешествия живее, здоровее, энергичнее. Он получает некоторый ресурс, и мне как психологу это видно по его сенсорике и моторике. На самом деле, каждый человек тонко чувствует, когда он делает что-то «от ума», а когда позволяет себе расслабиться и отпустить в путешествие свою душу, сознание. В первом случае нет жизни, а во втором — не только жизнь, но и ощущение чуда. Ведь как происходит шаманское путешествие? Мы со Стасом поем, бьем в бубны и играем на варганах, а вокруг лежат в бездействии люди. Так это выглядит со стороны, в так называемой объективной реальности. На самом же деле участники путешествия, как правило, не знакомые между собой люди, попадают в одни и те же пространства. По возвращении они делятся впечатлениями и приходят в шок: все заметили, скажем, пробегающую белку — кто-то увидел, а кто-то услышал. Вот это дарит человеку ощущение чуда и доказывает, что это не просто беспочвенные фантазии.

— Что такое этнотерапия?

— Этнотерапия — молодое направление науки, пока еще малоизвестное и не особо распространенное: статью в русской «Википедии» написал я. Первые попытки этнотерапии предпринял в 70-х годах ХХ века польский психиатр Гаусс, который предлагал своим больным заниматься этническим творчеством. Позже наука переключила свое внимание на проблемы смешения этносов и миграции: что делать тунисцу, приезжающему во Францию, как сохранить психическое здоровье и самоидентификацию. Этнотерапия занимается другими вопросами. Этнотерапевт знает, что в архаическом понимании души сокрыта большая мудрость. И знакомя человека с древними этнопрактиками, мы даем ему инструмент для решения повседневных проблем. Кстати, этнотерапия позволяет достичь быстрых и долгосрочных эффектов, хотя классическая психотерапия считает, что это невозможно. Этнотерапия — это возможность научиться чувствовать себя хорошо в современном мире, опираясь на техники, которым десятки тысяч лет. Например, сейчас мы работаем над проектом лаборатории для работы этнотерапевтов с онкобольными детьми.

— А как ты пришел к этнотерапии?

— Через сказкотерапию. Занимаясь ею с участниками молодежных еврейских групп, я понял, что к сказке хорошо подходит обережная деятельность. Мы стали не только писать и читать сказки, решая через них проблемы, но и делать обереги. Это творчество приобретало все более этнический оттенок. Тогда-то я и познакомился со Стасом Шапошниковым, он тоже гештальт-терапевт. Если я занимался больше рукоделием, созданием оберегов, талисманов и наполнением их некоторым мифологическим сознанием, то Стас пришел в этнику через барабаны, ритм, пение, танец. Мы объединили наши усилия и около года назад основали движение «Этнодрайв».

— Чем вы занимаетесь в рамках движения «Этнодрайв»?

— Мы разработали идею драйв-путешествий. Это своеобразные суточные тренинги, хотя это определение и не очень подходит: мы ничего не тренируем. Мы путешествуем в мифологическое пространство, в сказку. Там люди получают опыт, с которым возвращаются в реальный мир. Ценность такого путешествия именно в тех мостиках, которые прокладываются между тем пространством и этим. Подобные путешествия проводятся по трем направлениям: поток ритма, поток звука и сила тотема. Еще мы активно ездим по этническим и психологическим фестивалям и проводим индивидуальные консультации. Особенно я горжусь тем, что мы восстанавливаем почти уже утерянные и забытые практики.

— Что именно удалось найти-вспомнить?

— Например, плетение славянской ман-далы, которую называли Боже Око. Аналогичная техника называется у буддистов намка, имелась такая у бедуинов и у мексиканских индейцев, которые называли ее Ojo de Dios — все тот же Божий Глаз. Это крос-скультурная практика, то есть встречающаяся у различных географически и исторически удаленных народов. Поиск кросскультураль-ных техник мы считаем своей главной задачей.

— А что дает человеку создание оберегов, мандал и вообще сам процесс плетения?

— Плетение связывает нас с глубокими архетипами, если мы возьмем аналитическую психологию Карла Густава Юнга. Вообще сравнение человеческой судьбы с нитью присутствует во многих культурах: нить судьбы человека плетут и скандинавские норны, и греческие мойры. Выплетание, плетение, мотание — все эти техники дают экзистенциальное единение с Вселенной. Благодаря повторяющимся действиям человек впадает в трансовое состояние и выходит с его помощью на более высокие уровни, на уровни понятия миссии.

— Раз уж ты рассказал о силе тотема, поведай и о двух других ваших направлениях: потоке ритма и потоке звука.

— Вселенная состоит из вибрации, мы знаем это из курса физики. Внутри каждого человека есть его собственные вибрации, некие гармонические величины. Если человек чувствует свои вибрации, то он может почувствовать и ритмы других, это возможность наладить диалог с окружающим миром. Бизнесмены, проходившие наши тренинги, признаются, что это помогает им в проведении деловых переговоров: они чувствуют ритмы других людей и понимают, когда человек честен, а когда вибрации искренности искажаются.

Звук — это тоже вибрация, пение — это путешествие в верхние миры, миры идей, легкости, вдохновения. Если тотем дает силу, ритм — возможность ответить на вопрос «кто я?», то пение позволяет гармонизировать окружающий мир. Это и есть движение миссии, движение по Великой красной тропе.

— Расскажите еще о пересечениях в культурах разных этносов.

— Хороводный танец есть во всех культурах. И это не просто танец, а обращение: к земле, к небу, к Богу. Когда мы начинаем водить хоровод, люди абсолютно спонтанно исполняют именно те движения, которые были приняты 300-400 лет назад. Как только музыканты меняют характер музыки, меняются и движения танцоров. Так мы путешествуем между этносами, танец выступает как инструмент. Еще один кросскультуральный аспект — мифы. Например, изначальное дерево встречается у всех народов: от скандинавского Иггдрасиля до библейского Древа Познания. Это дерево — символ внутреннего центра, который есть и у мира, и у человека. Чем больше я углубляюсь в какой-нибудь этнос, тем больше нахожу пересечений с традициями других народов и тем больше узнаю.

— Имеет ли этнотерапия отношение к какой-либо религии?

— Ни одна из этнотехник не привязана ни к религии, ни к конфессии, ни к происхождению. Все эти практики возникли задолго до религий, в доисторический период. Хотя нас иногда принимают за кришнаитов. Это происходит, когда мы устраиваем путешествия прямо в центре Днепропетровска, на Набережной. Мы бьем в барабаны и бубны, а вокруг нас три сотни абсолютно незнакомых человек водят хороводы. В понимании обывателя человек, который веселится и водит хороводы на улице, — или кришнаит, или наркоман.

— Кстати, о наркотиках. Ведь шаманы традиционно принимали психотропные и галлюциногенные вещества. Как у вас обстоят с этим дела?

— Мы, современные люди, черпаем наши знания о мире из науки и технологий, а в архаическом мире эти знания поступали из мира чувств. Для того чтобы сделать открытие, шаману нужно было выйти за рамки обыденного. Ради этого использовались разные способы: экстаз, голодание, галлюциногенные препараты: от пейота и мухомора до водки. Мы используем для достижения состояния измененного сознания трансовый ритм бубна, танец, песню, медитацию плетения, а химические вещества не применяем. На самом деле в нашем организме достаточно своих наркотиков, погружающих в измененные состояния: серотонины и эндорфины от бубна зашкаливают (смеется).

Детальная информация о движении «Этнодрайв» на сайте www.ethnodrive.com

Общалась Ольга Баранова

Еще статьи на тему: