АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2010/Номер от 22.06.10/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Мы не продаем рейтинги, а обеспечиваем объективный анализ»
22.06.2010 06:54

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Мы не продаем рейтинги, а обеспечиваем объективный анализ»

Автор  Светлана Фадеева

Когда я слышу слово «рейтинг», мне видятся афиши и пресс-релизы проведения самых невероятных рейтингов: стран по уровню жизни или распространению коррупции, рейтинг самых дешевых товаров и самых высокооплачиваемых моделей, смертельно опасных змей и самых глупых собак. Вслед за этим возникают картины вручения каких-то наград, призов, цветов и грамот. А еще следом появляется совершенно грустная картина: бесконечное количество графиков, диаграмм, таблиц и люди, которые сидят за мониторами и работают, работают... Проводят, присваивают и обновляют рейтинги. Понимая, что моя картинка очень далека от действительности, я поддалась искушению узнать, что представляет собой работа над одним из самых строгих рейтингов — кредитным. За информацией пришлось снова ехать в столицу, к генеральному директору агентства Credit rating Станиславу Дубко.

Станислав Дубко: «Сложнее доказать свою компетентность населению, нежели профессиональным инвесторам. Здесь оценка будет более эмоциональна... надо идти эволюционным путем»

— Давайте начнем с самого обычного вопроса. Что собой представляет ваша компания?

— Наше рейтинговое агентство, созданное в 2001 году, которым я руковожу с самого начала, — специализированная компания, занимающаяся независимой оценкой кредитоспособности заемщиков и эмитентов ценных бумаг с присвоением кредитных рейтингов по национальной шкале. Мы были первыми в Украине. Более корректно нас называть «кредитно-рейтинговое агентство». Рейтинги бывают разные, и разные компании работают в этой сфере — маркетинговые, информационные. Это очень обширное поле. Кредитные рейтинги говорят исключительно о кредитоспособности заемщиков, эмитентов ценных бумаг. Это достаточно узкая сфера, относящаяся сугубо к финансовому рынку. Хотя от кредитно-рейтинговых агентств можно ожидать и исследования в отдельных сегментах рынка, исследования стандартов ведения бизнеса, прозрачности учреждений финансового, страхового сектора. Это та информация, которая может быть интересна широкому пользователю рынка финансовых услуг. За рубежом эта сфера значительно лучше развита. И, в принципе, население при принятии финансовых решений гораздо больше ориентируется на профессиональные оценки. Там чуть лучше понимают, какую именно информацию можно получить от рейтинговых агентств и других исследовательских компаний для того, чтобы правильно оценить риски вложений в ценные бумаги. Наша деятельность во многом является инновационной, направленной на развитие инфраструктуры финансового рынка, повышение стандартов раскрытия информации.

— Создание агентства было продиктовано вашим пониманием готовности рынка или вы знали, что эта потребность скоро будет?

— То, что на такие услуги может возникнуть спрос, было понятно за пару лет до создания агентства. Важная роль, конечно, принадлежит учредителю этого агентства Александру Гинзбургу. Именно с его видением развития финансового сектора связана идеология нашего агентства. Мы рассчитывали, что будет активно развиваться облигационный рынок, постепенно повысятся стандарты ведения бизнеса. Сейчас можно говорить, что так оно и произошло. В самом начале мы рассматривали возможность работать сразу в трех направлениях: как рейтинговое агентство, как кредитное бюро и как коллекторская компания. Но потом мы сочли, что еще не пришло время как для кредитного бюро, так и для коллек-торской компании. В результате мы сосредоточились на одном направлении и являемся узкоспециализированной компанией. Для обеспечения независимости и объективности наших оценок мы не становимся участниками финансового рынка и не ведем никакой другой деятельности.

— На этом направлении была меньше конкуренция?

— На момент начала нашей работы, как, впрочем, и в дальнейшем, реальную конкуренцию мы ощущали только со стороны международных рейтинговых агентств. Рейтинговый бизнес довольно специфический. Во многих странах есть примеры того, что если на рынке закрепляется один серьезный игрок, то ему уже сложно составить конкуренцию. Инвесторам бывает вполне достаточно оценки одного рейтингового агентства. В любом случае, для эффективного и конкурентного рынка достаточно 2-3 авторитетных агентств. Не случайно за многие годы пока никто не смог составить конкуренцию мировой тройке Moody's, Standard & Poor's и Fitch. Работа рейтингового агентства строится на анализе разных по своей природе субъектов экономической деятельности — заемщиком может быть предприятие, финансовое учреждение, муниципалитет. Основная задача агентства — по некоей универсальной шкале сравнить кредитоспособность разных субъектов. Важно дать инвестору информацию о том, насколько вложения в корпоративные облигации, например, надежнее вложений в муниципальные. В этом году на рынок выходят новые локальные игроки. Если они смогут доказать свой профессионализм и объективность, то через 2-3 года конкуренция может быть более ощутимой.

— Кто же ваш основной заказчик?

— Во всем мире принята модель, когда за рейтинговые услуги платит объект рейтинговой оценки. То есть заказчиком выступает компания, которой присваивается рейтинг. Каждый раз, когда возникает кризис или встает вопрос об объективности работы рейтинговых агентств, о независимости этих оценок, обсуждается возможность смены такой модели. То есть возникает вопрос, не должен ли инвестор платить за рейтинг, чтобы устранить коммерческие отношения рейтингового агентства и объекта оценки. На мой взгляд, система так работать не будет. Качественная работа рейтингового агентства невозможна без доступа к внутренней информации клиента. В нашей стране, основываясь исключительно на публичной отчетности, невозможно сделать адекватные выводы о финансовых возможностях компании. В контракте с заказчиком прописываются как права агентства на доступ к информации, так и права заказчика на сохранение конфиденциальности. Плюс существует порядок раскрытия самого результата рейтинговой процедуры. Во всем мире у заказчика есть право не раскрывать информацию о присвоенном рейтинге, если он его не устраивает. По этой причине какая-то часть присвоенных рейтингов остается неизвестна публике. Но есть другая сторона. Когда рейтинг уже раскрыт, то клиент не защищен от того, что рейтинговое агентство не изменит рейтинг в ту или иную сторону при обновлении. Это противоречит интересам клиента, но одним из важных требований, предъявляемых во всем мире к рейтинговым агентствам, является уведомление всех участников финансового рынка о любых изменениях рейтинга. Именно всех, не избирательно и одновременно. То есть заказчик сам принимает решение, раскрывать результаты рейтинговой процедуры или нет, зная, что в дальнейшем он никак не сможет повлиять на судьбу своего кредитного рейтинга.

— На чем основывается доверие к кредитным рейтингам?

— Доверие основано на понимании того, что рейтинговые агентства действуют независимо и не сталкиваются с конфликтами интересов при присвоении рейтингов. Например, крупнейшие инвестиционные банки тоже дают рекомендательные оценки ценным бумагам: продавать или держать. Аналитически они готовы давать такой же качественный продукт, как и рейтинговое агентство. Но у инвестиционного банка есть свои материальные интересы на рынке, есть масса примеров, когда их рекомендации не были объективными. Доверию к выводам рейтинговых агентств способствует статистика дефолтов по разным рейтингам. Доверие высоко даже после многих скандалов и кризисов. Дефолт компании с высоким рейтингом не всегда надо расценивать как ошибку рейтингового агентства. Долговые обязательства даже с самыми высокими рейтингами могут иметь единичные дефолты в десятилетний период времени. Но чем ниже рейтинговая категория, тем больше количество таких дефолтов. У инвестора могут быть потери, если он вложился в единственную ценную бумагу с инвестиционным рейтингом. Кредитный рейтинг — это не панацея, и по какой-то конкретной бумаге может произойти дефолт, но вероятность дефолта четко зависит от уровня рейтинга. Если мы говорим о портфельном инвесторе, он понимает — если вложился в бумаги без рейтинга или с низким уровнем рейтинга, то он сильно рискует и его потери с течением времени могут оказаться очень высокими. Если он вложится в диверсифицированный портфель и бумаги будут исключительно с инвестиционным рейтингом, то в течение длительного периода времени какая-то часть портфеля может пострадать, но в целом он останется в плюсе, без катастрофических потерь.

— Кредитно-рейтинговое агентство работает, оценивая историю развития и актуальную ситуацию, или вы делаете прогностические выводы?

— В отличие, например, от аудиторов, мы даем прогнозную оценку. Это исследование на достаточно широком горизонте времени. Для того чтобы присвоить рейтинг любому заемщику или эмитенту ценных бумаг, нужно не только проанализировать его ретроспективную деятельность (за 3-5 лет) и сделать прогноз развития на 2-3 года. Необходимо увидеть текущую ситуацию и динамику развития. Международные кредитные агентства присваивают долгосрочный кредитный рейтинг, говоря о перспективе в пять лет. Это оценка способности эмитента рассчитаться по своим обязательствам через пять лет. В Украине приходится говорить о периоде прогнозирования в 2-3 года. У нас намного более изменчивая среда. Прогнозный характер оценок — это и наибольшая сложность для агентства, и главная специализация. Мы пытаемся путем анализа фактических данных, эмпирически, путем наблюдения за поведением компании и ее менеджмента оценить запас прочности заемщика, его устойчивость к неблагоприятным изменениям экономических условий.

— Чего больше в вашей работе: интуиции, опыта, точной методологии?

— Я бы сказал, что это методология, использование которой невозможно без наличия опытных специалистов, глубоко понимающих бизнес-процессы в оцениваемых компаниях. Этого от агентств требует Международный кодекс деятельности рейтинговых агентств, принятый IOSCO (международной организацией, объединяющей регуляторов фондового рынка) в 2004 г. До этого времени рейтинговые агентства осуществляли свою деятельность на основе саморегулирования и внутренних стандартов.

— Никогда бы не подумала, что только в 2004 году.

— Да, это совсем недавно произошло. Кодекс появился после анализа регуляторами уже сложившейся практики работы рейтинговых агентств. В мире существуют три крупнейших игрока, Standard & Poor's, Moody's и Fitch, за которыми порядка 80% рынка. Мировые финансовые рынки очень сильно зависят от этих гигантов. До недавнего времени их деятельность регулировалась Американской комиссией по ценным бумагам и фондовому рынку, которая признала эти компании уже постфактум — после того, как их признал рынок. Такие компании сами внедряют очень жесткие требования к своей работе — результаты их работы публичны, так как важность их оценок очень высока для огромного числа инвесторов. Условия финансирования во всем мире зависят от уровня кредитного рейтинга. Рейтинговые агентства рейтин-гуют по всему миру финансовые обязательства на триллионы долларов США.

— Часто приходится слышать, что финансовый мир — это мир исключительно виртуальный.

— Я согласен. Финансовый мир в последние годы слишком далеко ушел в сторону создания дополнительных виртуальных инструментов. Структурное финансирование превратилось в алхимию. После многократной переупаковки и перепродажи финансовых активов уже мало кто в состоянии четко оценить состав и качество лежащих в их основе базовых активов. Вторичных инструментов многократно больше, чем реальных долгов в их основе. Финансовый мир заигрался. И все регуляторы это признают.

— Давайте вернемся к вашей целевой аудитории. Есть заказчик. И есть люди, которые тоже могут потреблять ваш продукт, опираться в своих решениях на ваши рейтинги.

— Я бы рассматривал две составляющие. На развитых рынках есть понятие квалифицированного инвестора: некое юридическое или физическое лицо, которое в состоянии принимать решения на основании собственной аналитики. Кредитные рейтинги однозначно полезны для квалифицированного инвестора. Например, на рынке облигаций был период, когда существовали единичные имитенты. И тогда любой инвестор мог самостоятельно проанализировать каждого из них. Сейчас совершенно иная ситуация. Даже для крупных инвесторов с мощным аналитическим центром рейтинги являются первым фильтром: можно взять компании с определенным уровнем рейтинга и их уже анализировать глубже. Что касается непрофессионального инвестора, то в разных странах готовность населения работать с финансовыми инструментами очень различна. В США любая бабушка может открыть рейтинг-лист и, опираясь на него, вложить деньги в облигации любой компании, даже не зная, что это за компания и где она находится. Есть страны, где и без кредитных рейтингов достаточно информации для принятия инвестиционных решений. Там существуют требования к компаниям по очень глубокому раскрытию финансовой информации. По какому пути пойдет развитие рынка в Украине, неизвестно, государство пока не спешит с ужесточением требований по раскрытию информации. До начала кризиса мы не ориентировались на население, понимая, что кредитные рейтинги — не самый простой для восприятия продукт. Сейчас мы пытаемся вводить новые рейтинги. Например, наш рейтинг депозитов оценивает способность банка рассчитываться именно по депозитам населения. Мы оцениваем надежность банка и его способность вовремя рассчитываться даже в случае панических настроений на рынке и набега вкладчиков. Посещение нашего сайта после введения этих рейтингов выросло с 50 тысяч до 115 тысяч. Люди ищут информацию гораздо более активно. Безусловно, есть вопрос о степени доверия к нам со стороны населения. Я считаю, что сложнее доказать свою компетентность населению, нежели профессиональным инвесторам. Здесь, как мне кажется, оценка будет более эмоциональна. Мы не ставим своей задачей активно навязывать свою точку зрения широким слоям населения. Считаем, что надо идти эволюционным путем.

— Что мужчин привлекает в этом бизнесе, ведь мужчин в вашем бизнесе больше? Правда ли, что даже виртуальное взаимодействие с крупными суммами денег дает много адреналина?

— Мы хотя и рейтингуем обязательства компаний на миллиарды гривен, но имеем к этим деньгам весьма косвенное отношение. Другое дело, что получение высокого рейтинга для некоторых клиентов означает получение доступа к большим деньгам, а также существенную экономию на обслуживании долгов. У нас был ряд примеров, когда для клиента, получившего высокий рейтинг, банк сразу же менял условия кредитования. Мне кажется, что главным мотивом для сотрудника рейтингового агентства является то, что результаты его работы важны для заказчика. Кроме того, наши аналитики сталкиваются в работе непосредственно с топ-менеджментом заказчика, встречая с их стороны готовность к сотрудничеству, уважение. Также, думаю, всегда приятно работать в организации, где задекларированы некие стандарты и они соблюдаются. Это создает определенный дух, настроение в работе. Рейтингование — это не решение одного человека. Процедура принятия рейтингового решения построена по определенным правилам. Существует рейтинговый комитет, обязательна ротация в нем аналитиков. Рейтинговый комитет живет своей жизнью, стремится к максимальной точности и объективности оценок. Агентство никогда не гарантирует клиенту присвоение определенного уровня рейтинга. Мы не продаем рейтинги, а обеспечиваем объективный анализ. Далеко не всегда результат работы рейтингового комитета нравится заказчику. Но для любого серьезного рейтингового агентства, настроенного на создание долгосрочной репутации, нет ничего важнее объективности результатов работы. Компромиссов здесь не существует.

— Какие есть планы?

— Мы чувствуем, что имеем возможности работать за пределами Украины. В прошлом году мы открыли дочернюю компанию в Беларуси. Рассматриваем возможность работы в России и Казахстане. Но такая работа всегда требует партнера с достаточно сильной аналитической командой. Ведем переговоры с некоторыми европейскими партнерами. Есть интересная идея взаимодействия с агентством в Португалии: за счет взаимного признания оценок друг друга помочь инвесторам двух стран принимать решения. Среди перспектив развития также работа по присвоению кредитных рейтингов по недавно презентованной нами региональной рейтинговой шкале для стран СНГ. Такая модель рейтинговых оценок существует и в других регионах: Восточная Азия, Ближний Восток, страны Карибского бассейна. Такая шкала, в отличие от глобальных рейтинговых шкал международных агентств, дает дополнительные возможности для регионального инвестора. Это уже ближайшая перспектива.

Беседовала Светлана Фадеева

 

Справка

Станислав Анатольевич Дубко родился 22 мая 1971 г. Имеет два высших образования (финансы и кредит, английский язык и литература). С 1993 г. получил обширный опыт практической работы в сфере банковского дела, инвестиций, проектного финансирования. С 2001 г. — руководитель рейтингового агентства «Кредит-Рейтинг» — лидера рынка рейтинговых услуг Украины.

Еще статьи на тему: