АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2010/Номер от 30.03.10/Коррупция: дешевле по правилам
30.03.2010 13:02

Коррупция: дешевле по правилам

Автор  Портмоне

 Взяточник как объект исследования нейронауки

Первый на этой планете официально зарегистрированный «указ о борьбе с коррупцией» был принят шумерским царем Урукагиной, который правил в Ла-гаше во второй половине ЮЛУ в. до н. э. То есть — более четырех тысяч лет назад. Согласно этому указу, взяточничество приравнивалось к государственной измене — со всеми вытекающими.

По легенде, взяточников и казнокрадов Урукагина персонально скармливал своему придворному «сиррушу» — загадочному зверю, дошедшие до нас изображения которого весьма напоминают динозавра индрикотерия. Поскольку никаких костей «сирруша» при раскопках Лагаша найдено не было, принято считать, что «сир-руш» — это просто метафора долгой и мучительной смерти в пыточной камере дворцового подземелья.

Карали, одним словом

Но прошло еще две тысячи лет, шумерская цивилизация благополучно канула в Лету — и вот уже в 1У в. до н. э., в трактате «Архашастра», принадлежащем перу одного из министров индийского царя Бхараты, впервые было публично заявлено: коррупцию искоренить невозможно, ее можно только ограничить.

Прошло еще примерно столько же. Со времен шумеров человечество значительно увеличилось, расселилось по всей планете и изрядно перемешалось. Оно много чему научилось, много чего узнало и много чего понапридумывало.

В итоге мы имеем следующее:

— на севере уровень коррупции всегда ниже, чем на юге;

— в бедных странах уровень коррупции всегда выше, чем в богатых странах;

— в странах с выраженным имущественным расслоением уровень коррупции всегда выше;

— в христианских странах уровень коррупции ниже, чем в нехристианских;

— среди христианских стран самый низкий уровень коррупции — в протестантских странах, а самый высокий — в православных (в православных странах он почти такой же, как в нехристианских странах — при прочих равных условиях);

— вышеперечисленные тенденции являются устойчивыми и мало зависят от конкретного общественно-политического строя.

С точки зрения психологии все это абсолютно логично. В конце концов, коррупция в нашем современном понимании — это вершина эволюции обычая дарить подарки, добиваясь расположения, и принимать подарки, демонстрируя расположение.

Вполне естественно: там, где люди более отчуждены друг от друга, более замкнуты, более погружены в себя и более недоверчивы (на севере, в богатых социумах, в протестантском мире) — они менее склонны вступать в неформальные отношения с кем бы то ни было. И — наоборот.

Впрочем, это вовсе не означает, что замкнутый скованный интроверт не может быть взяточником. Может. Но только — в паре с открытым общительным экстравертом.

Классика. Например: бюрократ — и его секретарша.

В принципе, на современном этапе развития научной психологии не составит ни малейшего труда разработать тест: «Получится ли из вас успешный коррупционер?» или: «Способны ли вы вместе с вашим партнером успешно брать взятки?».

Видимо, имеет смысл.

Дракончик тоже хочет кушать

Иногда приходится слышать, что при диктатурах уровень коррупции снижается. Как пример в таких случаях обычно приводят Адольфа Гитлера и его Третий Рейх — что не выдерживает никакой критики. Во-первых, уровень коррупции в Германии всегда был ниже, чем даже в соседней Франции. Во-вторых, в Италии при Муссолини и в Испании при Франко коррупция не только не уменьшилась, но многократно увеличилась в сравнении с тем, что там было при королях, до прихода к власти фашистов. Не говоря о том, что у фюрера тоже были свои «любі друзі» типа Германа Геринга. Немного — но все равно больше, чем один. А у них — свои. И так далее.

Современные историки раскопали документы той эпохи, свидетельствовавшие о том, что в Рейхе за определенную сумму можно было даже купить справку о том, что ты — истинный ариец.

Что касается Китая, Японии и Кореи, то в этой цивилизации граница между формальными и неформальными отношениями практически отсутствует — в том смысле, что «естественные человеческие» обычаи тут ритуализированы. С местной точки зрения, дикость и хамство — прийти к вышестоящему с пустыми руками. Такое возможно только по отношению к нецивилизованным западным варварам, с которыми можно не церемониться и не утруждать себя соблюдением традиций, которые они все равно не поймут и не оценят. Именно так и возникают легенды о том, что китайцы взяток не берут и не дают. Плюс — пиар нынешних властей Поднебесной — все эти публичные казни взяточников в прямом эфире. Пиар — он и есть пиар, пусть даже — с поправкой на местный менталитет. Те, кто ведет там дела, знают — с коррупцией в КНР на самом деле все в порядке. В смысле — договориться всегда можно. Главное — знать, с кем. И помнить: в азиатской стране с выраженным имущественным расслоением ее просто физически не может не быть. Значит, нужно быть внимательнее: вам намекают, а вы не понимаете. А то, что мелких взяточников (или — средних, но все равно — ближе к мелким) действительно расстреляли на площади — так это совершенно прозрачный намек на то, что брать и «химичить» тут — дело по-настоящему рискованное и, следовательно, размер благодарности должен быть соразмерным риску. Казалось бы — куда уж яснее. Так нет же, некоторые западные недоумки принимают все за чистую монету и с восторгом рассказывают, какие мы неподкупные!

Приятно осознавать, что законы природы соблюдаются даже в этом.

С точки зрения экономики, блат, коррупцию и рэкет следует рассматривать только вместе, как одно целостное явление — «внеэкономическое принуждение к товарно-денежным отношениям».

В повседневной жизни эти явления действительно тесно переплетены и практически неразрывны. Кумовство и круговая порука плавно перетекают друг в друга, а при наличии силового ресурса тратить время на намеки и просьбы уже не имеет смысла — ведь можно сразу «наехать». Не говоря — при определенной концентрации власти уже и «наезжать» необязательно, — достаточно продемонстрировать силу по отношению к кому угодно, и клиент станет сговорчивым. А легче всего это сделать по принципу «бей своих, чтоб чужие боялись». Так действуют, например, коррумпированные правоохранители во всем мире, когда внезапно проявляют чудеса принципиальности и начинают демонстративно «чистить ряды». Упоминавшиеся публичные казни управдомов в современном Китае — из той же серии. Как и любая отраслевая или внутрикорпоративная кампанейщина — это всегда не более, чем ширма.

В так называемых «государствах-корпорациях», к числу которых относится и современный Китай, такая показушная кампания по борьбе с коррупцией может принимать и национальный масштаб. Бутафорский характер такого рода «непримиримой борьбы» выявить на самом деле

очень легко: в рамках таких «мер, которых давно просит народ» начисто забывают о том, что коррупция — системное явление, и «непримиримо борются» только с каким-нибудь одним из ее проявлений, начисто забывая обо всех остальных. В том же Китае публично казнят взяточников и казнокрадов. Но никто не слышал, чтобы там сурово боролись с блатом — семейственностью и кумовством.

Наши отечественные публичные обличители коррупции тоже обличают преимущественно казнокрадов и взяточников. Особенно — в противоположном политическом лагере. И тоже закрывают глаза на блат.

Однако, тенденция.

Ученые доказали: дешевле по правилам

К сожалению, панацеи от коррупции не существует. Для каждого рода занятий, дающих человеку так называемую «дискер-ционную власть», — право распределять те или иные ресурсы или применять те или иные меры на свое усмотрение — существуют свои алгоритмы, благодаря которым уровень коррупции удается снизить до уровня, при котором она существенно не влияет на качество жизни и на базовое доверие к социуму.

Например, в США в 50-е годы прошлого века удалось снизить коррупцию в полиции в 4 раза, введя для полицейских систему льготного кредитования жилья и специальную поправку в пенсионное законодательство. Пенсии американских полицейских значительно выше, чем их зарплата, и они практически не платят проценты по жилищным кредитам — только тело кредита. Но если тебя выгонят из «органов», ты теряешь право на «полицейскую» пенсию и, в довершение всего, должен будешь выплатить проценты по кредиту, которые ты не платил, пока был «действующим». Если ты уволишься по собственному желанию, будет то же самое. А поскольку размер пенсии очень сильно зависит от количества «звездочек», создается система, где все сотрудники с удовольствием следят друг за другом. А если, паче чаяния, круговая порука охватит весь участок или даже все территориальное управление — для этого есть спецслужбы, в которых все устроено по тому же самому принципу, только бонусы еще больше. Что создает у полиции непреодолимое желание присматривать и за спецслужбой. Остается только грамотно разграничить их полномочия, и система самонастроится нужным для общества образом.

Или — другой пример: всем нам хорошо известная практика торговли медицинскими документами, официально подтверждающими твою временную нетрудоспособность (у нас они традиционно до сих пор именуются «больничными листами»). Проблему эту в свое время решили в Европе: сперва в Швеции и Дании, затем — в Германии и Великобритании, а далее — везде. На законодательном уровне закрепили, что любой гражданин имеет право три дня в месяц не выйти на работу с сохранением оклада просто так, «сказавшись больным», без какого- либо документального подтверждения того, что он действительно болен. И все. Остальное доделывает почасовая оплата труда, «человеческая» зарплата и ненулевой уровень безработицы. Если ты часто и длительно болеешь, хозяин твое отсутствие на рабочем месте оплачивать не будет, несмотря ни на какие справки. В лучшем случае, тебя просто не выгонят — если ты действительно ценный работник, чем бы ты там ни болел. Но получать из-за своей болезни ты будешь все меньше и меньше. В этой ситуации, во-первых, уже никого не нужно агитировать в пользу медицинского страхования — его преимущества становятся видны невооруженным глазом.

 

Кроме того, оплатить тебе время, пока ты болел, как рабочее, может твой профсоюз. Но для этого ты должен быть его активным членом. Таким образом, за вступление в профсоюз тоже агитировать уже не нужно. Что тоже — замечательно.

Примеры, которые мы только что рассмотрели, экспертное сообщество относит к категории так называемой «бытовой коррупции». Для коррупции в бизнесе и политической коррупции — свои специфические алгоритмы преодоления.

Показательно, что феномен «политического сговора» или «картельного соглашения» уже даже просчитан математически, а за это ученые еще тридцать лет назад получили Нобелевские премии по экономике. В 60-е Эрроу доказал т.н. «теорему о заведомой ограниченности выбора», одна из формулировок которой звучит так: в условиях открытой конкурентной экономики производителей и продавцов чего угодно всегда будет заведомо больше одного. Как минимум — два. Ему вдогонку Гиббард и Саттерсвайт независимо друг от друга математически доказали, что теорема Эрроу имеет одно любопытное следствие: реальное эффективное картельное соглашение (равно как и политический сговор) в условиях открытой конкуренции возможно только в том случае, если игроков на рынке не менее трех. Когда игроков на рынке всего два, картельное соглашение между ними, конечно, возможно — но как только оно произойдет, это фактически будет уже один игрок, а игроков, как мы помним, может быть не менее двух. Моментально появится кто-то еще, молодой, агрессивный и оттого опасный. Отсюда и всем нам хорошо известный политический парадокс — чем более развита в стране демократия, тем больше ее политическая система тяготеет к двупартийности.

Что касается коррупции в системе государственного управления, то, по мнению большинства международных экспертов и групп исследователей, следует оптимизировать национальное законодательство в том плане, чтобы просто соблюдать его было выгоднее, чем искать в нем прорехи и лазейки. В первую очередь, это касается налогообложения. Без этого любые манипуляции с количеством чиновников, объемом их полномочий и принципами оплаты их труда и суровостью их наказания будут все тем же политическим пиаром и не более.

Впрочем, это как раз мы с вами знаем как никто.

Аркадий Старовойтов

 

 

Первому в истории человечества «указу о борьбе с коррупцией» — более четырех тысяч лет...

Коррупция задрожала от стра ха: Президент Украины Виктор Янукович «с целью кардинального улучшения ситуации в сфере борьбы с коррупцией в Украине» своим Указом № 275/2010 от 26.02.2010 создал консультативно-совещательный орган — Национальный антикоррупционный комитет (НАК). Предполагается, что именно НАК будет разрабатывать концепции антикоррупционных мероприятий, проекты законодательных актов, направленных на борьбу с коррупцией, готовить предложения об упрощении разрешительных и других процедур для малого и среднего бизнеса, а также принимать участие в подготовке посланий Президента к народу и Верховной Раде. Возглавит НАК сам Президент Украины. Подписав указ о создании НАК, Янукович фактически вернулся к практике, заложенной президентом Леонидом Кравчуком и продолженной Леонидом Кучмой. Но несмотря на то, что антикоррупционная риторика, как отмечают многие СМИ, доминирует в речах участников новой властной команды, работы правительственной коалиции началась с отсрочки принятых еще в июне 2009 г. специальных антикоррупционных законов. Законы «О принципах предотвращения и противодействия коррупции», «Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений», «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности за коррупционные правонарушения» отложены до 1 января 2011 г.

«ТОРО»: в Украине скоро будет как в Сомали

Кроме своих собственных «потуг» в борьбе с коррупцией, большое количество международных организаций пытается помочь нашей родной «неньке-Украине» преодолеть проблемы, связанные с уровнем коррупции в стране во всех ее проявлениях. Например, творческое объединение «ТОРО» еще с сентября 2009 г. является контактной группой Transparensy International (the global coalition against corruption) в Украине. По словам Алексея Хмары, президента ТО «ТОРО», основной целью организации является внедрение демократических процедур участия граждан в формировании и реализации государственной политики. «Мы анализируем публичную политику, проводим общественный контроль и адвокаси (представительство общественных интересов), приобщаем общественность к выработке властных решений, а также работаем в направлении противодействия коррупции на всех уровнях. Наша организация работает как в Кировоградской области, где создана и территориально находится, так и по всей Украине, но, к сожалению, с Запорожским регионом мы пока не знакомы», — рассказал нам Алексей.

ТО «ТОРО» регулярно проводит мероприятия, направленные на противодействие коррупции. Например, год назад рабочей группой общественных экспертов был разработан проект Порядка содействия проведению общественной экспертизы деятельности органов исполнительной власти, а 5 ноября 2008 г. Кабинет Министров Украины своим Постановлением утвердил этот Порядок, в котором, кстати, было учтено преобладающее количество общественных предложений. Еще один пример: силами коалиции общественных организаций на протяжении трех лет был проведен общенациональный мониторинг вступительной кампании в высшие учебные заведения Украины в 30 ведущих региональных вузах 14 регионов Украины. Рекомендации общественности были учтены Министерством образования и науки Украины. Новости последних событий - 18 марта 2010 г. ТО «ТОРО» и фондом Фридриха Наумана в Киеве была проведена экспертная дискуссия на тему: «Представление опыта стран бывшего социалистического лагеря в противодействии коррупции - уроки для Украины». Комментируя мероприятие, Алексей Хмара, в частности, отметил: «По оценке Международной организации Transparensy International, Украина в 2009 г. заняла 146-е место среди 180 стран, которые принимали участие в опросе. До уровня Сомали нам осталось 7 лет!». На наш вопрос, который касается самой актуальной темы, — отсрочки вступления в силу антикоррупционных законов до 1 января 2011 г. — президент ТО «ТОРО» ответил: «Мое отношение к такой отсрочке негативное. Верховна Рада 4 года работала над этими законопроектами, а на самом деле делает все, чтобы они не вступили в силу. Единственное лицо, которое может решить судьбу антикоррупционных законопроектов, — это Президент Украины. Но на данном этапе отсутствие бюджета делает невозможным принятие этих законов».

«Достойная Украина»: содействие в противодействии

На протяжении 2007—2009 гг. проект «Содействие активному участию граждан в противодействии коррупции «Достойная Украина», в сотрудничестве с Киевским международным институтом социологии, провел три общенациональных опроса общественного мнения по поводу состояния коррупции в Украине. Главная задача исследования: определить отношение взрослого населения Украины к проблемам коррупции; выяснить оценку населения по поводу эффективности антикоррупционных мероприятий, внедренных органами власти и другими группами для преодоления коррупции; выявить готовность украинцев привлекаться к антикоррупционной деятельности. В июне 2009 г. проект «Достойная Украина» провел 24 региональных пресс-конференции, во время которых исследования были представлены в свете особенностей, выявленных для каждой области.

«Портмоне», конечно, заинтересовало исследование состояния коррупции в Запорожской области. В топ-четверку наиболее коррумпированных сфер в Запорожской области в 2009 г. попали судебная система (60,7%), прокуратура (61,7%), милиция (61,2%), ГАИ (62,6%).

Как и раньше, главными проблемами в Украине считаются высокий уровень жизни (96%), высокая стоимость и низкое качество охраны здоровья (94%), коррупция во власти (94%) и преступность (93%). Граждане Украины убеждены, что больше всего коррупционеров — в ГАИ (63%), судебной системе (59%), милиции (58%) и медицинской системе (54%). Реальный опыт требования взятки граждане Украины получают во время каждого пятого контакта с чиновником. Интересно, что уровень такого требования в За -порожье значительно уменьшился в 2009 г. по сравнению с 2007 г. и общеукраинскими показателями. Что же касается добровольного взяточничества, то его уровень в нашем регионе уменьшился почти в 3 раза.

Граждане Украины демонстрируют уменьшение уровня доверия к представителям власти всех ветвей и уровней и уверенность в том, что власть в целом не очень хочет бороться с коррупцией. Например, как рассказала директор проекта «Достойная Украина» Любовь Паливода, в рамках исследования проведением общественного мониторинга вступительной кампании в три вуза в Запорожской области занималась единственная организация нашего региона — «Педагоги за мир и взаимопонимание» (г. Бердянск). Больше никакие общественные организации нашей области этой темой не заинтересовались.

Как мы видим, общество не стоит на месте. И если стимулировать общественное неприятие коррупции и честное поведение чиновников, то это, в конечном итоге, может сработать быстро и эффективно. А если борьбу вести по пути только ужесточения наказания, то она ничего не даст.

Запорожский антикоррупционный комитет

В нашем городе действует общественная организация «Запорожский антикоррупционный комитет» (председатель Анна Сафонова). В обращении к жителям города говорится о предоставлении организацией помощи и консультаций высококвалифицированных юристов, помощи, в рамках законности, правильно составить обращение в соответствующие инстанции. Несмотря на заявления организации о том, что журналисты помогут услышать о проблемах горожан «даже тех, кто не хочет о них слышать», «Портмоне» не удалось взять комментарии у этой общественной организации в силу огромной занятости руководства. Но есть здесь и положительная сторона — значит, борьба с коррупцией в нашем городе уже началась.

Проблему исследовала Виктория Мальцева

 

Звіт підготовлений Менеджмент Сістемз Інтернешнл у співпраці з Київським міжнародним інститутом соціології

 

 

 

 

 

 

Непотопляемые казино

Казино в Украине открывают по поручению вице-премьер-министра Бориса Колесникова. Об этом сообщил 26 марта на пресс-конференции глава Госкомпредпринимательства Михаил Бродский. «Колесников сказал: денег на Евро-2012 нет, где брать? Будем брать с казино. Казино будут в Крыму, казино будут в пятизвездочных отелях. Лицензия, пока предварительно, стоить будет пять миллионов долларов, нешуточная будет цена, и автоматов не будет», — отметил Михаил Бродский.

Напомним, игорный бизнес в Украине запрещен с 25 июня 2009 г. В тот день Закон Украины «О запрете игорного бизнеса в Украине» был опубликован в официальной прессе. Согласно нормативному акту, в Украине запрещается игорный бизнес и участие в азартных играх, сообщает Mignews.com.ua.

 

Назначен новый начальник запорожской милиции

Заместитель министра внутренних дел Украины Леонид Зима представил нового начальника Главного управления Министерства внутренних дел в Запорожской области Владимира Сербу.

Ранее Серба возглавлял седьмой отдел внутренней безопасности в Запорожской области Службы внутренней безопасности Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Украины.

Как отметили присутствовавшие на церемонии представления новый губернатор Борис Петров и первый заместитель областного прокурора Виктор Занфиров, сейчас наиболее важным и «неохваченным» участком работы для милиции в регионе являются экономические преступления и коррупция в бюджетной сфере.

Еще статьи на тему: