АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2010/Номер от 7.09.10/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Нужно не критиковать, а работать над созданием альтернативы»
06.09.2010 14:23

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «Нужно не критиковать, а работать над созданием альтернативы»

Автор  Светлана Фадеева
Теги:

Интервью с Александрой Владимировной Кужель мы хотели сделать давно. Кто-то из общих знакомых рассказывал, что значит быть у нее студентом. Кто-то помнил ее по общению в Женском клубе. У нас был свой интерес: не так много людей, в течение нескольких лет сохраняющих верность своей позиции. Нам повезло, что Александра Владимировна приехала в Запорожье по партийным делам и согласилась дать интервью «Портмоне». Оставалось только дождаться удобного времени.

Александра Кужель: «У меня сжимается сердце, когда я представляю, какую душевную травму могут нанести равнодушие и привычка использовать людей в своих узких целях»

— Сейчас все говорят о принятии Налогового кодекса. А почему он не был принят раньше, предыдущими составами правительства? Такое ощущение, что обещание налоговых реформ — любимый предвыборный пиар.

— Я принимала участие в подготовке где-то семи Налоговых кодексов. На моей памяти всего их было около 18. Когда вскоре после «оранжевой» революции Владимир Лановой собрал круглый стол «Налоговый кодекс», молодой реформатор Николай Катеринчук сказал: «Как я счастлив, что в нашей стране начали работать над Налоговым кодексом». А я сказала: «Как же я рада, что вы настолько молоды, что для вас этот кодекс только первый». Как видите, прошло пять лет, но так ничего и не произошло. Из Кабмина за 16 лет моей политической деятельности не вышел ни один Налоговый кодекс. Потому что каждое правительство получает в конце такой же фискальный документ, какой получили сейчас. Пишут одни и те же: налоговики и минфиновцы. И когда начинают говорить об авторстве Сергея Тигипко или еще кого-то, мне просто смешно, потому что даже с семью пядями во лбу, кроме одного какого-то раздела, ничего написать в принципе невозможно. Ни одно правительство так никогда бы и не вынесло Налоговый кодекс, потому что у нас перманентные выборы. И каждый понимает, что Налоговый кодекс не принесет ему голосов. А те налоговые кодексы, которые находились в парламенте, не имели шансов даже на рассмотрение: Кабинет Министров, который должен дать экспертное заключение, никогда не поддержит более-менее нормальный Налоговый кодекс. Кроме того, коалиция никогда не проголосует за закон, если ее Кабинет Министров дал отрицательную рецензию. Сразу же после президентских выборов я как глава Госкомпредпринимательства обратилась ко вновь избранному президенту Виктору Януковичу с конкретными предложениями по борьбе с коррупцией и по де-регуляции бизнеса. В нем впервые содержался тезис о наличии политической воли как необходимом условии реформирования страны. Очевидно, политическая воля присутствует, как и осознание того, что дальше государство по-старому жить не может.

— Была информация о том, что вы поддерживаете проект Налогового кодекса в его нынешнем варианте.

— Абсолютная ложь. Я поддерживаю сам факт кодификации налогового законодательства. Этого требует бизнес от власти уже многие годы. Мы все помним, как на одном из эфиров программы Савика Шустера украинские бизнесмены просто умоляли политиков напрячься и выдать на-гора хотя бы какой-то документ. Перед вынесением проекта на заседание КМУ рабочие группы под руководством вице-премьера Сергея Тигипко отрабатывали каждый раздел и вносили наши предложения по сохранению упрощенки, увеличению допустимого оборота для предпринимателей, работающих на едином налоге, по оптимизации налоговой отчетности, сокращению налогового давления. Все наши наработки содержались в «вечернем» варианте Налогового кодекса. Однако утром на заседание Кабмина был представлен иной проект, в корне отличный от нашего. Что произошло за ночь и кто внес изменения, изуродовавшие документ до неузнаваемости, можно только догадываться. Я жестко выступила против минфиновской редакции в первый же день. Посмотрите, в интернете тысячи ссылок на мои критические заявления. Однако мы понимаем, что нужно не просто кричать и критиковать, а работать над созданием альтернативы. С первого же дня, последовавшего за обнародованием редакции, под руководством Тигипко мы в режиме нон-стоп совместно с представителями бизнеса, лучшими аудиторами и ведущими налоговыми консультантами разрабатывали изменения в минфиновский документ. Все, кроме Налоговой и Минфина, понимали, что в предложенной редакции Кодекс просто неприемлем.

— При взаимодействии с Налоговой возникает два ощущения. Первое: ты всегда должен. Второе: разобраться в структуре и порядке налогообложения невозможно. Что с этим делать?

— Вот как раз для того, чтобы положить конец таким ощущениям, и необходим Налоговый кодекс. Это — «конституция бизнеса», по которой обязаны жить все: и предприниматели, и фискальные органы. Всем предпринимателям знакома порочная практика трактования налоговыми органами законодательства по собственному разумению. В экономике есть базовые законы. Известен так называемый феномен Лафера, который доказывает, что при чрезмерном увеличении фискальной составляющей высокие налоговые ставки сдерживают экономическую активность людей, подталкивают к уклонению от налогов, делают более предпочтительной жизнь на пособия, а не на доходы от деятельности. В результате налоговая база сокращается, соответственно, уменьшается объем налоговых поступлений в государственный бюджет. Экономика попадает в налоговую ловушку.

Мы выступаем за изменение идеологии работы налоговой. Фискалы должны понять, что это не они собирают налоги, а бизнес платит налоги, а налоговая всего лишь их администрирует. Следовательно, во главе угла деятельности властей должно стоять развитие предпринимательства, создание благоприятной среды для функционирования бизнеса, а не стремление забрать как можно больше. И когда говорят «налоговая собрала», в этом есть аморальность, потому что если бизнес не заплатит, то налоговой просто никогда ничего не собрать.

— Вы часто говорите о важности активной позиции предпринимателей в решении вопросов на местном уровне. Какова роль региональных отделений Госкомпредпринимательства?

— 70% проблем малого и среднего бизнеса вызваны непрофессионализмом местной власти. К сожалению, стремление содрать с предпринимателя побольше при полном отсутствии стратегического видения развития предпринимательства присуще не только фискалам, но и органам местного самоуправления. Что касается региональных представительств Комитета, то самым лучшим показателем эффективности их работы есть просто маниакальное стремление их уничтожить. Значит, мешают, значит, неудобны власти, если против единственных органов, которые защищают интересы малого и среднего бизнеса на местах, была брошена «тяжелая артиллерия». Смешными и нелепыми выглядели объяснения по поводу мнимой «экономии» бюджетных средств. Известно, какова эта экономия: Комитет получил в этом году финансирование, на 48,5% превосходящее прошлогоднее. Так что дело, конечно же, было не в стремлении сэкономить. Приказ о ликвидации представительств был противозаконным, это подтвердили выводы Министерства юстиции. Представительства нам удалось отстоять, Кабмин поддержал нашу позицию.

— Приняты изменения к Закону о разрешительной системе в сфере хозяйственной деятельности. Что это значит для предпринимателей?

— Принятые в июле изменения вводят так наз. декларативный принцип. Человек может осуществлять предпринимательскую деятельность без получения документа разрешительного характера. Он только сообщает администратору или соответствующему разрешительному органу о соответствии его материально-технической базы требованиям законодательства. Закон значительно упрощает предпринимателям процесс вхождения в бизнес, а чиновники лишаются возможности блокировать предпринимательскую деятельность на стадии регистрации.

— Мне очень понравилась фраза в одном из ваших интервью: «Ко мне может быть только один подход: «Уважаемая Александра Владимировна, мы просим вас остаться на должности, у нас есть политическая воля продолжать те или иные реформы». Такая позиция — следствие адекватной самооценки, жизненного опыта...

— Эта фраза относилась к моему увольнению с поста главы Госкомпредпринимательства. Я горжусь, что всегда получала должность исключительно как признание моего профессионализма, а не в качестве расчета за какие-то подковерные договоренности и не за заслуги в «гряземетании», как некоторые нынешние руководители ведомств.

— В политике все больше женщин. Это следствие эмансипации или лучшей адаптивности женщин? Меняется ли от этого сама политика?

— Политическим кредо легендарной Маргарет Тетчер было высказывание: «Лучшее правило для политика: если хочешь что-то сказать — спроси совета мужчины, если хочешь что-то сделать — спроси женщину». Мировой опыт убедительно демонстрирует, что существует целый комплекс вопросов, решением которых начали заниматься в результате прихода женщин в парламенты ряда стран. Кроме того, активное участие женщин в политической и экономической жизни страны тесно связано с экономическим ростом общества. Доказательством этого неоспоримого для всего мира факта служат показатели ООН, которые свидетельствуют, что страны, занимающие ведущие позиции в представительстве женщин в политике (например, скандинавские страны), также лидируют по показателям качества жизни и экономического развития. Научно доказано, что существует корреляция между высоким уровнем участия женщин в политике и высоким уровнем жизни. Только тогда, когда число женщин во власти достигает 20%, парламентарии начинают разрабатывать законопроекты, касающиеся проблем детей. Когда количество женщин приближается к 30%, начинается разработка нормативно-правовых актов, решающих гендерные проблемы и защищающие интересы женщин. Доказано, что большее количество женщин в правительстве гарантирует политику с «человеческим» лицом.

 

— Когда и как лично вы решили заниматься политикой?

— Запорожский женский клуб в 1994 году буквально заставил меня баллотироваться в депутаты. И я всегда помню, что политиком я стала не благодаря туго набитому кошельку или полезным связям, а только потому, что мою жизненную позицию и мои взгляды на преобразование страны поддержали люди. С тех пор и стараюсь оправдать доверие: служу прежде всего людям и стране, а не спонсорам и заступникам.

— Как вы думаете, почему не сочетаются слова «работать» и «политика»?

— Очень верно подмечено: у нас почему-то принято «заниматься» политикой. Когда власть для политика будет средством для изменения жизни людей к лучшему, когда политик будет работать, а не решать свои проблемы — тогда и страна станет настоящим государством, а не просто территорией, а народ политики перестанут именовать «населением» и «электоратом». Думаю, что мы к этому придем, у нас просто нет другого пути.

— Насколько важна для политика публичность? Как вы оцениваете степень доверия людей к правительству, депутатам на местах? Есть мнение, что одним из признаков развитой демократии является снижение интереса общества к политике, к выборам.

— Уверена, что признак развитой демократии — наличие в обществе среднего класса.

Демократии не бывает без общественных сил, которые в ней заинтересованы и готовы действовать в ее интересах. Богатые слои обычно нуждаются в формах для устойчивости своего положения и для ограничения распределительных кон-фликтов с бедными. В «Трех толстяках» нет среднего класса, только олигархи, солдаты и народ. Именно устойчивость среднего класса обеспечивает развитие и баланс политических интересов общества. Средний класс — и социальная опора, и одна из главных движущих сил процессов модернизации. Средний класс — это люди, которым «есть что терять»: в материальном благополучии, социальном статусе, надежной жизненной перспективе. Средний класс в состоянии осознать свои цели и проецировать их на политический экран. Именно средний класс исторически в большой степени определяет моральные стандарты зрелого общества, поскольку за счет своей численности он в состоянии доминировать в судебной системе и политических организациях. Средний класс — ключевой элемент общества в обеспечении гарантий политической свободы.

— Вы дали согласие на участие в проекте 1 + 1 «Без мандата». Что способствовало такому решению?

— Пять лет назад один из телеканалов инициировал проект, в котором политики становились крестными двум детям — воспитанникам интерната. Перед тем, как дать согласие на участие в той передаче, мы тоже собрали семейный совет. Можем ли мы взять ответственность за чужую судьбу, вправе ли мы давать человеку надежду, которую в дальнейшем не сможем подкрепить своими поступками и делами? Сегодня мы очень благодарны судьбе за то, что в нашей большой дружной семье благодаря телеканалу появился Сережа, мой крестник. Мальчик с очень трудной, трагической судьбой обрел настоящую семью, в которой его смогли отогреть и полюбить. Сережа вырос, выучился в нормальной школе, и теперь мы все вместе раздумываем о том, какую профессию он выберет, кем станет во взрослой жизни. До сих пор у меня сжимается сердце, когда я представляю, какую душевную травму могут нанести равнодушие и привычка использовать людей в своих узких целях. Именно поэтому решение об участии в проекте было совместным, его мы приняли на семейном совете. Единственное условие, которое я поставила организаторам: ночевать не в чужом доме, а в гостинице. Почему я советовалась со своей семьей? Потому что для меня участие в передаче — огромная ответственность за судьбу людей, в чью жизнь ты входишь, а не пиар и возможность засветиться на экране. Я знаю, что связь с семьей, в которой я провела 5 дней, — очень надолго, она станет частью моего сердца, моей жизни.

Беседовала Светлана Фадеева

 

Справка:

Кужель Александра Владимировна родилась 4 июля 1953 г. в Константинова Донецкой области. В 1975 г. окончила Днепропетровский металлургический институт по специальности инженер-металлург, в 1983 г. — Запорожский индустриальный институт по специальности инженер-экономист. Кандидат экономических наук. Работала инженером, младшим научным сотрудником кафедры экономики промышленности. В 1994 г. избрана депутатом ВР Украины по одному из округов Запорожья. Была заместителем председателя Комитета ВР по вопросам экономической политики и управления народным хозяйством. В 1998 г. назначена председателем Госкомитета Украины по вопросам развития предпринимательства. Занимала должности председателя Госкомитета Украины по вопросам регуляторной политики и предпринимательства, советника председателя НБУ, замминистра регионального развития и строительства, вице-президента Украинского национального комитета Международной торговой палаты. Была заместителем главы политисполкома партии «Трудовая Украина», лидером которой был С. Тигипко. С 2010- го — заместитель председателя партии «Сильная Украина». С 2005 года — председатель правления общественной организации «Аналитический центр «Академия».

Заслуженный экономист Украины. Награждена государственным орденом Княгини Ольги III степени (1999), рядом орденов Украинской Православной церкви.

 

Еще статьи на тему: