АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2011/Номер от 21.06.11/Что ожидает СМИ в XXI веке? Один большой город, он же — одна большая деревня
21.06.2011 16:57

Что ожидает СМИ в XXI веке? Один большой город, он же — одна большая деревня

Автор  Аркадий Старовойтов
Теги:

«У вас найдется пара минут для Первого национального, мсье Фантомас?»

«Золотой век» классической газетной журналистики приходится на конец XІX — первую четверть ХХ века — когда в цивилизованном мире люди стали по преимуществу жить в больших городах, а ежедневная газета все еще оставалась основным источником новостей. Вот тогда пишущая братия была по-настоящему быстрой. Выживал тот, кто быстрей поймает свежую новость, и тот, кто быстрей найдет нужное слово. Как у ковбоев в кино. За словом тогда никто в карман не лез, перья были по-настоящему остры, а выводы — как гранитная плита. «Припечатают» — считай, похоронили.

Именно в те времена была учреждена Пулитцеровская премия, и именно в те времена была придумана история про журналиста Фандора, вместе с комиссаром Жювом выслеживающего неуловимого Фантомаса, чтобы рассказать про это своим читателям.

Когда в начале 60-х на основе серии романов про Фантомаса, Фандора и комиссара Жюва сняли всеми нам хорошо знакомые три фильма, передвинув стрелки часов на полвека вперед и заставив Жана Марэ в своих обеих ипостасях и Луи де Фюнеса носиться друг за другом по дорогам Франции эпохи генерала де Голля на «ситроенах», для западной публики в этой ожившей сказке был один вполне «недет­ский» момент. Вполне узнаваемый, карикатурный, но, как известно, «карикатуры подчеркивают суть».

scr_003«Читайте экстренный выпуск!» — на тот момент уже не было основным трендом печатных СМИ.

То была уже эпоха телевидения. «Только в нашей газете!» — это оставалось актуальным лишь для репортажей из тех мест, куда телевизионной группе вход заведомо заказан. Да и то — в таких случаях уже было принято приглашать в прямой эфир очевидцев.

Каково было журналистам в те времена, когда телевидение УЖЕ СУЩЕСТВОВАЛО, а компьютерной верстки — ЕЩЕ НЕ БЫЛО?! Да что — «верстки»! Не было еще даже персональных компьютеров с Microsoft Word, который сам исправляет грамматические ошибки, считает количество печатных знаков и дает советы насчет запятых и тире. Пределом мечтаний была портативная пишущая машинка. Относишь в редакцию. Там машинистка все равно перепечатывает то, что ты принес. Смотрит шеф. Черкает. Потом ты опять перепечатываешь, «с учетом пожеланий», — и снова к машинистке. Потом корректор вычитывает — и туда же. Потом гранки сдают в набор, и типографский наборщик набирает вручную клише в окончательной редакции. Потом корректор опять проверяет. Потом включают станок. И только затем уже: «Спешите! Только в нашей газете!». Люди буквально жили в редакции. И для того, чтобы привлечь внимание к своей газете, то есть — хоть на минуту отвлечь их от телеэкранов, они готовы были в буквальном смысле слова гоняться даже за призраком (как и переводится с французского слово fantomas). Не будучи уверенными, что в тот момент, когда они его настигнут, там уже не окажется выездная съемочная группа со своим: «У вас найдется пара минут для Первого национального, мсье Фантомас?»

Публика уже вошла во вкус того, что мы теперь называем «онлайн», и предоставить ей равноценный эквивалент на бумаге было ой как непросто.

«Есть тут кто-нибудь дома?»

Прелесть «онлайна» была открыта еще в 30-40-е, в эпоху победного шествия по планете радио. После того, как компания Motorola обогатила человечество бытовым автомобильным радиоприемником, уже ничто не могло прервать погружение бывших читателей газет в мир новостей. Разве что — музыка. И еще — моментально вошедшие в моду радиопостановки.

Поистине титаническая сила «прямого подключения» была в полной мере продемонстрирована перед самым началом Второй мировой войны тогда еще начинающим, как мы бы сейчас сказали, «альтернативным» режиссером Орсоном Уэллсом. 30 октября 1938 года в прямом эфире  CBS будущий абсолютный киноклассик вместе с труппой «Меркюри Тиетр» поставил радиопьесу по мотивам всем хорошо знакомой «Войны миров» своего тезки Герберта Джона Уэллса. Новаторство Орсона заключалось в том, что он преподнес действие пьесы как нечто, развивающееся «здесь и сейчас», и придал сценарию максимально возможное сходство с репортажем с места событий. Вначале, естественно, слушателям было сказано, что их вниманию предлагается радиопостановка по научно-фантастическому роману. Однако после того, как сам Орсон Уэллс с торжественной нарочитостью дикторов официальных новостей произнес в микрофон, что, по данным разведки ВВС США, некая внеземная цивилизация начиная с 1010-го года непрерывно следила за событиями на планете Земля и вот, наконец, решила осуществить вторжение, а затем последовали звуки записанного на магнитофон рева армейских бомбардировщиков, слушатели, живущие предчувствием войны, тут же забыли, что это радиопьеса. А шоу продолжалось в том же «реалити»-формате: звуки сталкивающихся автомобилей, сбивчивые интервью якобы очевидцев с места событий, ритм сводок с места катастрофы, вопли и стоны, наконец, звуки взрыва, порвавшая барабанные перепонки тишина в якобы разгромленной пришельцами студии и вошедший в историю финальный шепот Орсона Уэллса: «Есть тут кто-нибудь дома?!» Впрочем, этой режиссерской находкой подавляющее большинство из 3 миллионов слушателей CBS смогли насладиться уже потом — в записи. А в тот злосчастный вечер 30 октября 1938 года уже в конце первого часа шоу на Восточном побережье США, где, по замыслу режиссера, высадились марсиане, началась реальная паника. Побросав все, люди спешно начали эвакуироваться.

В результате аварий были человеческие жертвы. Судебные иски потом влетели CBS в копеечку, хотя успех от повторных трансляций и перепродажи прав все-таки вывел проект в плюсы и создал Орсону Уэллсу репутацию безбашенного гуру нового искусства.

Самое интересное, что газетчикам подобные вещи только пошли в позитив. На всякие сенсационные репортажи люди в Западном полушарии теперь реагировали так: «Давайте дождемся, пока в газете напишут подробно, а то знаем мы это радио!»

«До встречи через неделю на 14-й полосе»

Уже к концу 50-х стало очевидно, что за электронными СМИ — радио и ТВ — газетчикам уже никогда не угнаться. Значит, скорость — это уже не наш ресурс. Что нам тогда осталось? Наблюдательность, сообразительность и, естественно, умение находить нужные слова в нужном порядке. Проигрываешь в скорости — зато выигрываешь в глубине. Проникаешь в суть происходящего. Наступила эра колумнистики и эсссеистики. Эрудиция, стиль, умение обобщать и способность проиллюстрировать свои суждения, рассказав историю, стали цениться больше, чем способность оказываться в нужное время в нужном месте. Люди ждали очередной выпуск не ради собственно новостей, которые они узнавали по ТВ, а ради того, чтобы узнать, как эту новость прокомментирует полюбившийся им автор, какие ассоциации она у него вызовет, какие сравнения он найдет и какие образы отыщет. Толстые еженедельные издания, заполненные аналитикой, стали теснить на рынке традиционные ежедневные газеты. Последние остались на плаву только лишь из-за возможности печатать рекламные объявления.
А поскольку новости все равно преподносить было надо, роль бумажного эквивалента ТВ стали брать на себя фоторепортажи. По мере того, как еженедельные издания становились все более солидными и изысканными, ежедневная пресса все более «желтела». Роль вездесущего журналиста-проныры и в общественном сознании, и на реальном медиарынке взяли на себя папарацци. Так продолжалось без малого три десятилетия. А потом в нашу жизнь ворвалась Всемирная паутина, она же — Сеть с большой буквы, одним словом — интернет.

«Велком ту реалити»

Первые в мире компьютерные сети в качестве надежной системы передачи информации на случай войны начала разрабатываться в США с 1957-го года, под эгидой Агентства передовых исследовательских проектов (DARPA) силами четырех университетов (USLA, Стэндфордского исследовательского центра, Университета штата Юта и Университета штата Калифорния в Санта-Барбаре) на деньги Министерства обороны США. Сеть получила название ARPANET (Advanced Research Projects Agency Network) и под таким именем просуществовала до 1983-го года, кода ее впервые нарекли привычным нам словом интернет. Первый успешный сеанс связи в сети состоялся 29 октября 1969 года в 22:30 — почти что в годовщину исторической постановки «Войны миров» Орсоном Уэллсом. По свидетельству очевидцев, ученые, осуществившие этот «маленький шаг для одного человека, но гигантский шаг для всего человечества» Чарли Клайн и Бил Дьювалл, действительно собирались приколоться и провести эксперимент 30 октября, причем — ровно в час выхода легендарного шоу Орсона Уэллса, но армейское начальство сочло это плохой приметой и запретило. Сервер, через который они работали, имел на борту 24 Кб оперативной памяти (сегодня самые бюджетные мобильные телефоны имеют, как минимум, на порядок больше), было передано всего пять символов (LOGON — команда «вход в систему»).

К 2009-му году, спустя 40 лет, на планете насчитывалось уже порядка 2 миллиардов пользователей интернета.

На сегодняшний день Сеть — это первый и основной из всех источников информации, особенно — новостной. Фактически она объединяет в себе практически все возможности всех ранее существовавших СМИ, включая печатные. А с появлением доступных портативных камкодеров (встроенных видеокамер в мобильных телефонах и коммуникаторах) с достаточно высоким разрешением появление видеоматериалов с места событий на YouTube и аналогичных ресурсах стало буквально делом считанных минут. С появлением социальных сетей практически каждый может стать репортером. А с появлением блогов — обозревателем, аналитиком, колумнистом и эссеистом.

Означает ли это, что труд журналиста теперь обесценился и его можно теперь заменить инетрнет-самодеятельностью?

Разумеется, нет. Просто планка теперь повысилась. Чтобы тебя публиковали где-либо помимо твоей домашней страницы ВКонтакте, в Живом Журнале или в Twitter, тебе действительно должно быть что сказать и ты действительно должен уметь находить для этого нужные слова в нужном порядке.

Зато теперь практически нет разницы между столичными и провинциальными ресурсами. Твое расположение в физическом мире теперь не очень интересно. Разве что — как повод рассказать очередную историю. Как сказал когда-то О. Генри: «Чтобы писать эссе, надо жить в провинции и многое о многих не знать». Но благодаря Сети весь мир теперь — одновременно и одна большая столица, и одна большая провинция.

И, надо сказать, так намного интереснее.

Компания производитель модной одежды F5 предлагает купить куртки оптом. Оформление заказа на сайте f5jeans.ru
Еще статьи на тему: