АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:портмоне/2011/Номер от 26.04.11/ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «У нас есть хороший шанс стать одним из ведущих экспортеров продовольствия»
27.04.2011 16:31

ИНТЕРВЬЮ НОМЕРА: «У нас есть хороший шанс стать одним из ведущих экспортеров продовольствия»

Автор  Светлана Фадеева

Все говорят о надвигающемся мировом продовольственном кризисе, об истощении и нехватке на планете плодородных почв. Оптимисты говорят о том, что у нас есть шанс стать страной — лидером мировой экономики за счет реформирования и оптимизации сельского хозяйства. Пессимисты — сетуют, что даже гречкой и яблоками себя уже не можем обеспечить. С приходом весны и посевной мы решили взять интервью у главы Совета сельхозтоваропроизводителей Запорожской области Тиховода Анатолия Николаевича.

            

Справка

Анатолий Николаевич Тиховод родился 12 августа 1970 года в с. Викторовка Приазовского района Запорожской области. С 12 лет работал помощником отца-комбайнера. После окончания в 1991 году Крымского сельскохозяйственного института работал заместителем председателя колхоза. В 1992 году был избран главой Дунаевского сельсовета. В 1999 году возглавил КСП им. Чапаева, которое в 2000 году было реформировано в ООО «Агрофирма Ольвия». Трижды избирался депутатом Приазовского районного совета. В 2006 году стал победителем районного конкурса «Человек года». Награжден медалью «Приазовский район — за заслуги», в 2008 году награжден почетной грамотой министерства Аграрной политики Украины. В 2010 году награжден орденом «Знак почета», грамотой Епископа Бердянского и Приморского. В 2010 году был избран главой Совета сельхозтоваропроизводителей Запорожской области и главой Аграрного союза Запорожской области.

     

— Вы возглавляете Ассоциацию сельхозпроизводителей. Что собой представляет сейчас эта организация?

— Ассоциация не возникла на пустом месте. Еще во времена Советского Союза существовал Совет колхозов. Позже, уже в независимой Украине, он был реформирован в Совет сельхозтоваропроизводителей. Структура осталась той же: есть всеукраинский уровень и есть областные и районные организации. Сейчас проходит этап реформирования в Аграрный союз Украины, который будет иметь, соответственно, областные и районные организации. Ассоциация создана, чтобы защищать интересы сельхозтоваропроизводителей на всех уровнях, содействовать в решении вопросов с властью. Не для конфронтации, конечно, а для того, чтобы помогать власти и самим производителям выстраивать отношения, которые бы помогали защищать и государственные интересы, и интересы сельхозпроизводителя.

— Какие основные вопросы вы перед собой ставите?

— Сейчас обсуждаются вопросы закона о рынке сельхозземель. Есть проект закона о рынке зерна, который предполагает, что право на экспорт зерна будут иметь только государственные компании и сельхозтоваропроизводители в тех объемах, в которых они производят, и частные компании, которые смогут авансом профинансировать сельхозпроизводство на 50% от желаемого объема продаж. То есть таким компаниям будут даны квоты на экспорт сельхозпродукции, если они будут свою прибыль вкладывать в развитие сельского хозяйства здесь, в Украине. Обсуждаются активно вопросы самого реформирования. Так как в Аграрный союз уже входит и Аграрная конфедерация, и Ассоциация птицеводов. Все понимают, что необходимо объединяться. Сейчас предприятий, в составе которых есть и растениеводческие, и животноводческие комплексы, остались единицы.

— Что привело к такому положению в животноводстве?

— Абсолютно не уделялось внимания животноводству. Были большие дешевые закупки за рубежом, часто сомнительного качества. Дотаций никаких государственных в нужном объеме нет. Кроме того, рынок есть рынок, и он диктует свои условия. Те технологии, по которым мы работали много лет, нужно менять, хоть продукция раньше была более качественной. Сочетание всех этих факторов привело к тому, что наши аграрии просто избавились от животноводства. Сейчас появляются огромные животноводческие цеха, строятся огромные комплексы. Я это не очень приветствую. Мы не раз видели ситуацию, когда во время эпидемии были очень большие потери. Страдает все поголовье на таких комплексах. Когда практически в каждом населенном пункте были небольшие комплексы до тысячи голов крупного рогатого скота, до 3 тысяч свиней, было не так страшно. От болезней меньше страдало поголовье, а самое главное — у людей работа была, соответственно, села развивались.

— В Европе до сих пор преобладают мелкие фермерские хозяйства. Почему у нас происходит укрупнение?

— Украина — молодое государство. И мы пошли по пути реформирования сельского хозяйства, в том числе по пути создания больших холдингов. В Европе устоявшиеся условия владения землей. Причем есть разные варианты. Есть земля государственная, есть арендованная, есть земля частной собственности. Европа давно сделала ставку на малый и средний бизнес. В том числе понимая, что такая позиция дает возможность сохранить села и дать работу людям. С одной стороны, крупные холдинги имеют возможность дать большую производительность труда. С другой стороны, это приводит к уменьшению потребности в трудовых ресурсах, иногда в 4-5 раз. Украина так еще и не определилась, что делать. Сохраняем мы села, инфраструктуру села, село как начало нашего национального сознания или нет. За рубежом сельхозпроизводители получают очень приличные дотации. И это в рамках продовольственной безопасности страны.

tihovod

«Сила государства не в количестве олигархов, а в том, чтобы все граждане имели достойный уровень жизни»

    

— Что вы имеете в виду под продовольственной безопасностью?

— Это одна из составляющих государственной безопасности. Сейчас в мире очень остро стоит вопрос обеспечения продовольствием. И у Украины есть хороший шанс стать одним из ведущих экспортеров продовольствия. У нас прекрасные земли и замечательные возможности климатические. С каждым годом в мире уменьшается количество земель, способных давать продовольствие. Где-то море наступает, где-то пустыня. А население растет большими темпами. Наш аграрий хорошо подготовлен. Не хватает только взаимопонимания на уровне правительства. Необходимо согласиться, что сила государства не в количестве олигархов, а в том, чтобы все граждане имели достойный уровень жизни. Нужно развивать малый и средний бизнес, и тогда можно будет построить сильное государство. Сегодня государство пытается взять под свой контроль использование земель, производство и торговлю зерном. Должна быть польза для всей страны от земли и от того, что она нам дает.

— Кто должен рекомендовать к применению и контролировать технологии, применяемые в сельском хозяйстве?

— Для того чтобы говорить о технологиях, надо, прежде всего, поднять науку, которая у нас катастрофически отстала от производства, лет на 20-30. Например, если взять нормы по подсолнечнику, нам дают не более 15%, с этим можно не согласиться. Почему? Потому что кукуруза у нас не растет, соя, гречка тоже не растут. Единственная культура, которая может дать реальную прибыль, — это подсолнечник. Исходя из нашего опыта, при использовании новых гибридов, которые потребляют воды на 20-30% меньше, можно засеять подсолнечником до 25% площадей. Появились устойчивые к болезням гибриды. Есть и у наших ученых неплохие сорта и гибриды, которые вполне конкурентоспособны. Контролировать, конечно, должны государственные службы. У нас есть, и в области, и в районе, управление агропромышленного развития. Контролировать надо. Вообще это одна из наших проблем. Сейчас, по законодательству, мы должны за свои средства делать проект землеустройства до того, как войдет в силу закон о земле. Мы считаем, что если уже его делать, то делать на базе административно-территориальной единицы. На территории сельсовета, например. Иначе получается, что кто-то остается работать в тени, и их никто не трогает. Одна из задач Аграрного союза — помочь власти вывести всех работающих из тени. Чтобы все действовали в рамках правового поля. По Приазовскому району сегодня есть такая статистика. 70% Пенсионного фонда от сельского хозяйства наполняют аграрии, которые обрабатывают 30% площадей. То есть район недополучает примерно 9 млн. гривен. Сегодня проблема неплатежей в бюджет стоит очень остро. Причем не только у больших холдингов, но и у мелких предприятий. Думаю, многие просто недопонимают ситуацию. Мы пытаемся создать ситуацию, когда бы для всех аграриев были одинаковые условия работы. Чтобы никто не работал в тени.

— Многие сельхозпроизводители ждали отмены квот на продажу зерна.

— Мы сегодня с тревогой смотрим на то, что, кроме квотирования, которое продлили до 1 июля, вводится экспортная пошлина. Мы категорически против. Мы и так получаем до 70% от уровня мировых цен. Если введут пошлину, аграрии вообще будут без денег. А если выйдет закон о рынке земли, то мы не сможем войти на этот рынок реальными игроками. Остается только надеяться на совесть и мудрость наших высокопоставленных чиновников. Мы только начали посевную. Есть такая пословица: «Хліб — не той, що на дворі, а той, що в коморі». Я не люблю делать прогнозы и считаю неправильным, когда в прессе за полгода до урожая начинают что-то обещать. Надо работать.

— Вы уже говорили о том, что остро стоит вопрос вымирания села. Как в такой ситуации решается проблема кадров?

— Это очень сложный вопрос. Катастрофически не хватает даже механизаторов. Подготовка их не выдерживает никакой критики. Материальная база, на которой детей учат, совершенно не соответствует реальности. Ведь сейчас все хозяйства стремятся перейти на современную технику, хотя бы отечественного производства. Подготовка специалистов среднего и высшего звена тоже нас совершенно не устраивает. Сейчас максимум 10% выпускников могут сразу после института начать работать. Не готовы. Программы обучения не дают возможность подготовить специалиста. Раньше треть времени было отведено на производственную практику, и мы работали. А сейчас студенты приезжают, и никто не хочет ничего делать, даже в бухгалтерских бумагах никто не хочет покопаться. Наше предприятие — база для прохождения практики. Но если один из десяти хочет что-то понять — это очень хорошо. Практически все не собираются работать потом в селе. Оседают в городах и работают не по специальности. Сейчас в селе остались только те, кто смог приспособиться работать на таком рынке. Диком, можно сказать. Обучались и на реальном опыте.

— А где вы получали образование?

— Я закончил Крымский сельхозинститут. Агрономический факультет был в Херсоне и в Крыму. Я выбрал Симферополь. В сельском хозяйстве я работаю с 12 лет. Был помощником комбайнера у своего отца. Были мечты стать военным, но... Они быстро развеялись. Как-то так я понял, что армия — не для меня. А сельское хозяйство — это мое. Хотелось бы, чтобы и дети пошли по моим стопам. У нас уже династия хлеборобов. Дед мой выращивал хлеб, отец — знатный хлебороб, теперь я. Но они будут выбирать сами.

— Я бы хотела вернуться к вопросу о рынке земли. Все очень много и очень долго об этом говорят. Как вы считаете, готовы наше правительство, законодательная база, сами аграрии к этому?

— Однозначно — абсолютно не готовы. И законодательство не готово. Мы говорили об этом и на парламентских слушаниях, на заседаниях Аграрного союза Украины. Свои предложения мы направили в Верховную Раду. Сейчас, чтобы обеспечивать технологический процесс, мы вынуждены брать кредиты. Если станет вопрос о том, что мы должны выкупать землю, а после снятия моратория цена ее будет немалой, больше, чем 3-4 пая в год, среднее сельхозпредприятие выкупить не сможет. А не покупать мы не сможем — как работать без земли. Есть опасность просто финансово обескровить хозяйства. В таком случае будет сильный спад производства. Должен быть создан земельный банк, который бы давал кредиты сельхозпроизводителям на покупку земли. Сейчас многие соглашаются с тем, что первым игроком должно стать государство, и это должна быть структура со 100% государственным уставным фондом. Если государство не захочет или не сможет, тогда, во вторую очередь, должен быть арендатор. Арендатор должен жить и работать на той территории, где он покупает землю. Почему вымирают села? Потому что владельцы земли, зачастую, живут в городах, и им совершенно не интересны проблемы на территориях, где находятся земли. Нужно определиться, чего мы хотим. Если хотим сохранить село, надо что-то делать. Я реально оцениваю ситуацию за последние 20 лет. Глава Верховной Рады объявил, что ежегодно с карты Украины исчезает около 20 сел. Мы, как можем, сопротивляемся этому процессу. У нас есть свой Дом культуры, который работает и даже отапливается зимой. У нас школа и садик полностью заполнены детьми. У нас две детские и одна взрослая футбольных команды. Делаем реконструкцию футбольного поля. Запланировали строительство поля с искусственным покрытием для минифутбола. У нас в хозяйстве на каждые 100 га земли трудоустроено три человека. Это один из самых высоких показателей в области.

— Насколько я знаю, все, что вы перечислили: клуб, футбольные команды и поля, отапливаемые школа и садик, — это заслуга вашего предприятия.

— Так и есть. Это заслуга нашего предприятия. Людей, которые у нас работают. Никто никогда не сказал мне, что этого делать не надо, а надо, например, дать больше зарплаты. Меня всегда в этом поддерживают. Надеяться надо только на себя. Как я могу не помогать школе, садику или Дому культуры, если туда ходят мои дети, дети работников предприятия. Им должно быть там хорошо. Если останутся здесь жить наши дети, мы будем вместе помогать содержать все это. Бюджета не хватает. Хотя я считаю, что если бы каждый платил то, что обязан платить, всем нам было бы легче. Может быть, и реформы были бы другие. Я думаю, это от незнания, нестабильности, недопонимания. Все можно сделать правильно и дать людям социальную защищенность. Новое законодательство вынудит создавать официальные рабочие места, и будут увеличиваться платежи в бюджет.

— Сейчас, вы тоже об этом говорили, перед аграриями стоит вопрос поиска финансов. Много говорят о выходе на биржи сельхозпредприятий. Как вы считаете, для наших предприятий это реально?

— Каждый должен заниматься своим делом на высоком профессиональном уровне. Аграрий должен качественно и умело выращивать сельхозпродукцию. Остальным должны заниматься либо государственные, любо частные компании, либо кооперативы, созданные самими аграриями. Менталитет аграриев изменить очень сложно. В этом, я думаю, может помочь и пресса. Не всегда же аграрии верят только себе и таким, как они сами. Иногда могут поверить и другим. Во Франции всей торговлей занимаются кооперативы, которые учредили сами аграрии. Кооперативы учредили свой банк. У нас это вопрос или времени, или, может быть, поддержки государства или финансовых структур. Сами аграрии этого пока делать не могут. Когда мы заняты выращиванием, нам не до участия в больших торгах. И вряд ли в каждом сельхозпред­приятии может найтись специалист нужной квалификации. Выход один — объединяться и работать на себя и на державу. А вообще, хотелось бы всем нам пожелать, чтоб мы становились с каждым годом богаче и материально, и духовно. Чем богаче будет наш народ, тем меньше у нас будет преград, тем сильнее будет государство и тем лучше нам будет в нем жить.

Еще статьи на тему: