АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Прочее/Александр Ильчук: об оппозиции, коалиции, первом миллионе и отношении с запорожской бизнес-элитой
06.07.2011 14:01

Александр Ильчук: об оппозиции, коалиции, первом миллионе и отношении с запорожской бизнес-элитой

Автор  Портмоне

Раньше, чтобы поговорить со знакомым человеком, достаточно было просто набрать номер телефона или зайти, по-соседски, в гости. Сейчас номер телефона набрать даже легче - у всех личные. А зайти уже сложнее. Сосед или земляк может находиться на другом конце страны или Земного шара – нужно доехать. Но самое сложное – найти повод. Все так заняты, что совестно отрывать по пустякам. На двух последних сессиях облсовета Александр Ильчук (партия «Сильная Украина») призывал депутатов решать экономические, а не политические вопросы, было понятно: практичный человек говорит о практичных вещах.

Когда президент призвал депутатов страны не превращать сессии в политические дебаты, мы сочли это веским поводом для встречи с Ильчуком. Надо же узнать, кто у кого почерпнул идею.

—  В областном совете вы в оппозиции или в коалиции? 

-— У партии власти в местных советах на юго-востоке страны подавляющее большинство, они стараются своих оппонентов вообще не замечать. Если и дают слово, а мы что-то предлагаем конструктивное, то тут же микрофон выключается. На местном уровне, так или иначе, все проекты подвязаны под конкретных людей. Они их реализовывают и получают материальные результаты от этой реализации. И не всегда законные. Как только мы предлагаем что-то конкретное, сразу нас рассматривают как желающих подерибанить местные бюджеты. Из последних наших выступлений, когда мы встали в жесткую оппозицию, это был вопрос, связанный с русским языком. Вот областной совет в январе принял решение направить в Верховную раду, областным советам всех регионов письмо, в котором призывал не разжигать межнациональную рознь, не поднимать острые темы, которые могут разделить страну. Это было реакцией на заявления западных областных советов по поводу лишения Степана Бандеры звания Героя Украины. И тут вдруг в феврале, на очередной сессии, среди других нормальных вопросов вдруг вносится вопрос о введении в Запорожской области русского языка как второго официального. Я встаю и говорю: коллеги, так же нельзя, мы же противоречим сами себе. Этот вопрос ведь никак не влияет ни на благосостояние граждан, ни на развитие экономики страны, давайте займемся делом. 

— У вас было два начала политической деятельности?

-— Да. Первый раз в 2005 году на президентских выборах. Я тоже работал с Тигипко. Когда появилась возможность возглавить штаб – я поехал не раздумывая. Для меня это возвращение в политику было не конъюнктурным. Идеологически вернулось то, что в 2005 году ушло. У меня появился шанс вернуться и заниматься делом, которое даст возможность самореализоваться. Появилось очень много симпатизировавших Тигипко, они готовы были поддержать не только живыми деньгами, но и, оплачивая статьи в газетах, выходы телевизионных роликов. Появилось много людей, которые поверили, что у Тигипко есть перспективы.

— Это называется продажа мест, так?

— Нет. Продажа мест – это когда есть конкретная политическая сила. Партии тогда еще не было как таковой. Только шли обсуждения, ребрендинг. Второе – деньги не вкладывались в развитие партии, в местные выборы. Деньги давались на Тигипко. В феврале выборы закончились, но началось создание партии. Была задача: организовать подготовки к местным выборам. Есть актив 15 человек. Нужно содержать офис, зарплату, проводить акции, осуществлять благотворительность. Мы можем себе позволить сбрасываться по 10 тыс. грн., чтобы все это работало? Да, можем. Мы сами определялись, куда пойдут эти деньги, а в конце месяца я отчитывался. Ближе к выборам актив стал порядка 50 человек. Каждый человек отвечал за результаты выборов и таким образом отвечал за эффективность использования вложенных средств. Мы частично финансировали центральную кампанию снизу. Интернет, телевидение, центральные каналы. Это не были прямые перечисления живых средств, но оплата разных видов всеукраинской рекламы, агитации, акций.  

— Вы не боитесь жёстких оценок?  

— Не боюсь. Главное - заявить и реализовать какие-то конкретные проекты. Когда первый раз пошел в депутаты горсовета – боялся, думал, что не оправдаю ожидания. Пошел – сделал. Стать заместителем мэра – уже не боялся. Уже знал, что сумею. Пошел – и стал очень хорошим заместителем мэра. Позвали в банк – пошел и сделал. Чувствую в себе хорошие организаторские способности. Что такое организовать? Нужно видеть цель, нужно сегментировать её на ряд задач, найти людей, составить план с датами и точками выполнения, пробюджетировать. Убедить людей в том, что им это тоже интересно.

 — Вы уже заработали первый миллион?

 — В гривнях может и заработал. В долларах пока нет.  Таких целей, которые можно пощупать руками, я никогда для себя не ставил. Цели всегда более воздушные. Не было цели построить дом. Потому что я не знаю, где он должен стоять. Потому что дом сейчас там, где я живу с женой и собакой. Ставить цель стать миллионером – ну что такое деньги!? Они обесцениваются слишком стремительно, люди теряют целые состояния, так что это не имеет смысла.

— Вы считаете себя бизнесменом или политиком?

— Мне трудно относить себя к какому-либо бизнесу. После выборов 2005 года за полгода был разрушен весь мой бизнес, до нуля. Больше я непосредственно бизнесом не занимаюсь. Первый опыт наёмного менеджера у меня был, когда я стал директором филиала банка у Тигипко. Я никогда до этого не занимался финансами и банковским делом, но сумел с нуля поднять филиал до третьего места во внутрибанковском зачете. Так что опыт был неплохой. Я все время хотел заниматься такой работой, которая бы приносила удовлетворение, давала результат и меня бы ценили за то, что я делаю эту работу качественно. Когда мне предложили стать депутатом городского совета, я получил кайф от того, что в меня поверили, и я это доверие оправдал. Конечно, бизнес–проекты тоже реализовывались и приносили доходы. Но цели стать миллионером не было. У меня высокий уровень заработной платы, военная пенсия. У меня дорогой автомобиль БМВ Х5, престижный, комфортный. Но я его купил еще в 2007 году в кредит, до сих пор его выплачиваю, еще три года буду платить. Многие говорят – ты уже четыре года ездишь, пора менять машину. А смысл? Она хорошо ездит, мне она очень нравится.

— Какие у Вас отношения с запорожской бизнес-элитой?

— С Тариэлом Васадзе я виделся пару раз, но не могу сказать, что он принимает участие активное в жизни Запорожья. С бывшим мэром Евгением Карташовым был знаком еще в бытность его губернатором. Я тогда был замом городского головы, мы решали много вопросов. Как с мэром пересекался по тендеру, когда банк хотел взять на депозиты деньги городского бюджета. Тендер мы так и не выиграли, но тем не менее, остались в хороших отношениях. Встречался с Вячеславом Богуслаевым, но работали мы с его доверенными людьми. У меня хорошие отношения с Евгением Черняком. Мы пересекались на президентской кампании. На местной кампании у него был свой проект «Патриоты Запорожья». Но провалился из-за давления силовиков. Владимира Кальцева и Бориса Петрова знаю еще с президентской кампании, когда мы работали в областном штабе Виктора Януковича. С Игорем Дворецким неоднократно встречались. Он осторожный, внимательный, обсуждали возможность сотрудничества, но так ни к чему и не пришли.

— Была цель достичь той роли, которую вы сейчас играете в партии?

— Я и не мечтал, что стану заместителем председателя партии. Но понимал, что то, что я делаю на уровне Запорожья, я могу делать на уровне страны. Я бы хотел получить возможность поучаствовать в масштабных проектах на всеукраинском уровне. За все, что связано с министерством чрезвычайных ситуаций, я бы взялся. Мне близко все, что связано с экономикой. Потому что с 2005 года все, чем я занимаюсь, связано с финансами, экономикой. Проводить реформы и менять жизнь в этой стране к лучшему можно и на других позициях.  

О том, кто же был первым предложившим депутатам заниматься экономикой, а не политикой, мы спрашивать не стали. В этом процессе не столько важна хронология, сколько настойчивое воплощение заявленной позиции в реальных делах.

Еще статьи на тему: