АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Прочее/Конверсионные расстройства, или Просить – сложная вещь
31.01.2013 16:59

Конверсионные расстройства, или Просить – сложная вещь

Автор  Светлана Фадеева

На одном из форумов Рунета кто-то разместил вопрос: «Почему некоторым людям так трудно просить о помощи?». Ответы были разными, и вместе с тем, практически однозначными...

«Потому что гордость. Да и вообще, если нужно сделать что-то, лучше тебя это никто не сделает»; «Просить удел слабых»;  «Потому что привыкли всё делать самостоятельно»; «Я не люблю просить, даже если человек это делает от чистого сердца, мне кажется что я ему обязана»;  «Страх показаться незнающими»; «У меня включается комплекс жадины. Который начинает нашептывать, а как будешь расплачиваться?", если одним словом: – гордыня.

А  вот реальная история (будущего успешного врача-психотерапевта) о том, почему просить – сложная вещь. И как наш организм вовремя приходит к нам на помощь (а мы по привычке думаем, что это всё происходит "случайно").

Дело было в 1998 году. Мы с одногруппниками решили провести очередной обучающий семинар по психотерапии. Созвонились с тренером (дорогим во всех отношениях), обозначили дату проведения («чем быстрее, тем лучше», так как очень хотелось встретиться, пообщаться,..) и назначили ответственного (меня, так как я легче всего справлялась не только с переговорами с тренером, но и с набором группы). И время пошло.

Билеты любимому тренеру (из не местной столицы) купили. Группу необходимого количества набрали легко. Место проживания тренера определил сам тренер – у меня дома. Дело осталось за малым – найти место проведения. В 98-м году мы были не разбалованы, то есть о мебели, оборудовании, декоре помещения никто не задумывался. Нужно было просто суметь вместить и посадить на стулья примерно 20 человек. Я никак не могла найти. Сказала об этом своим. «Не переживай, всё будет!» - ответили мне и пропали. Напомню, в 98-м году мобильный телефон был редкостью. Тогда был распространен прибор для односторонней связи – пейджер. Но и он был не у всех. Тем более среди студентов. До приезда любимого тренера оставалось три дня, а помещения не было.

1254911125_34На утро я проснулась с температурой 39,6 и без голоса. Я была в шоке! Последний раз я болела несколько лет назад, а такой температуры в обозримом и сознательном периоде жизни не помню совсем. А где же голос? Как говорить? Как искать помещение? На последний вопрос ответ был очевиден – никак. Во-первых, я не могла даже встать, такая была слабость. Во-вторых, говорить я тоже не могла, даже шёпотом или свистом. Первую половину дня я нервничала. Температура повысилась ещё на 0,3 градуса. Появились какие-то почти галлюцинации. И я потеряла способность хоть в какой-то степени связно размышлять. Периодически звонил телефон, я иногда поднимала трубку, но чаще не получалось дотянуться. Лечить мою простуду пробовала и я, и участковые и муж-реаниматолог. Без эффекта. Но и без ухудшения.

Сутки в кровати с температурой близкой к условиям денатурации белка (это когда жидкий белок, в яйце, например, становится плотным – сваривается) – не принесли радости. На второе утро я так же не могла встать. Голос тоже не появился. В голове был полный бардак и красивые картинки. До семинара двое суток (полтора календарных дня). Вечером после очередного телефонного звонка подошёл муж с трубкой: «Это - твои». Я глазами и губами говорю: «Я не могу разговаривать!» «Они просят, чтоб ты только послушала, я уже сказал, что ты болеешь.» Я говорю «хорошо», глазами. И слышу в трубку: «Ты что, дурочка?! Ты что, не могла нормально сказать, чтоб мы сами нашли место?! Завтра всё будет! Я днем позвоню!». Мне казалось, что я даже и не поверила им. И вообще, я как будто и не была на них обижена, и после такого ласкового (впервые, между прочим) обращения тоже не обиделась. Мысленно пожала плечами, типа «тю, какие-то» и снова стала смотреть свои картинки в голове.

Утро началось с того, что я обнаружила свой голос. Я услышала, как сообщаю мужу, что звонит его будильник. Потом я осознала, что я хочу пить, даже есть и что моим белкам уже ничего не угрожает. Часа через четыре позвонили мои драгоценные одногруппники, доложили, где и что именно найдено. «Всё, живи здоровой. И в следующий раз лучше просто нормально разговаривай! Тебе что, так трудно было попросить! Напугала нас!» К вечеру, к приезду тренера, я уже совершенно без усилий приготовила ужин. Правда, когда мы утром вышли на улицу (до семинара было ещё полдня, как раз время обзорной экскурсии), я могла прятаться в молодой майской листве: цвет лица был бледно зелёный. Да и шатало меня примерно так же, как листочки на деревьях. Тогда я решила, что для меня просить тяжелее, чем болеть (хотя болеть я ненавижу).1254911138_35

С каждым клиентом, рано или поздно, в том или ином  виде, я пытаюсь договориться о том, что такое подсознание, насколько это огромная сила, действие которой направлено исключительно на защиту «хозяина». Только на защиту! Просто иногда несколько неудобны способы. Самые яркие примеры раньше называли истерией, или истерическими реакциями. И имели в виду, так называемую, «вторичную выгоду»: когда человек сталкивается с нерешаемой задачей, его подсознание «помогает» заболеть, переводит проблему на телесный уровень и даёт возможность получить бонусы от социума.

Сейчас, чтобы было не обидно, употребляют термин «конверсионные расстройства». Звучит непонятно и красиво. Конверсионные расстройства могут быть у самых разных по характеру людей. Единственное условие – я считаю, что передо мной тупик, безвыходная ситуация. И моё подсознание обязательно придёт мне на помощь. И проблема уходит на второе или тринадцатое место. Главным становится лечение соматического заболевания. А чем именно я заболею, уже не важно, главное это случается быстро. Очень надёжный способ!

Вот такая история.

Фото из альбома "Дождь и любовь...", Андрей Ситник

Поэтому, учитесь просить, учитесь прощать. Не доводит свои белки до денатурации! Берегите себя и своих любимых людей.

 

 

   

Еще статьи на тему: