АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Прочее/Особенности национальной рыбалки по-австралийски. Часть 2. Удочка, утка и блондинка
20.05.2011 11:33

Особенности национальной рыбалки по-австралийски. Часть 2. Удочка, утка и блондинка

Автор  Александра Листопад

Как-то в паре остановок от дома, я обратила внимание на большое красивое озеро, очень похожее на наше, только не удобренное пластиковой тарой и всевозможными отходами человеческой жизнедеятельности. С одной стороны оно выглядело довольно диким, – лесок и непроходимые заросли камышей, а с другой располагалась очень аккуратная площадка для отдыха, беседки, места под барбекю, детские карусели и биотуалет. 

Я собралась с мыслями и отправилась на разведку. Дикая часть озера «Сherry» была ограждена. На информационных плакатах сообщалось, что это природно-заповедная территория по охране водоплавающих птиц и бабочек. Единственное что проходило вокруг защитной территории – дорожка для выгула собак, с четкими правилами: выгуливать строго по асфальтированной дорожке, на поводке, убирая за своими питомцами. Рыбалка была разрешена, хотя имелось много других ограничений по шуму, отдыху в вечернее время и т.д.

Общественная часть озера открывалась паркингом (декинг), расположенным прямо на берегу. Какой-то предприимчивый иммигрант тут же сдавал по 10 баксов удочки в аренду, чем с радостью пользовались остальные отдыхающие. Прямо перед паркингом выстроилась эстакада из пары десятков удилищ и сосредоточенных лиц явно постсоветского происхождения. Удивительно было то, что все рыбаки утрамбовались в одну точку, абсолютно свободную от намека на зелень или коряги, так любимые карпом (как оказалось, вся братия была настроена именно на эту добычу). Вокруг бродили смешные хохлатые птицы, похожие на голубей (смотреть ФОТО ниже - Ред.), выпрашивая у рыбаков кукурузу и подставляя хохлатую голову, требуя скупой мужской ласки. Вдалеке плавали те самые уточки, охране которых и было посвящено все это великолепие.

Я отправилась дальше. Сразу за паркингом и сосредоточением рыбаков начинался густой камыш. На мое удивление через десяток метров появилась аккуратная деревянная дорожка, ведущая прямо в середину камышей. Зайдя внутрь, я обнаружила просто шикарное место – на дорожке стояла деревянная скамейка, а перед ней аккуратно вырезанный в водяной растительности большой  экран, в то время как камыши полностью ограждали тебя от городской суеты. Не было слышно ни автобусов, ни отдыхающих людей, только вдали виднелась труба какого-то завода, но на фоне чистого неба и всплеска воды даже она не портила райского вида. Сама же дорожка продолжилась еще метров 30 и вывела меня из камышей прямо к надписи, что это место наблюдения за водоплавающими птицами.

Всю последующую ночь мне не давала заснуть мысль, что все эти странные люди, что столпились у паркинга, ничего не смыслят в рыбалке - рядом такое шикарное уединенное место, где можно не только удочку закинуть, но и удовольствия море получить от подобного единения с природой прямо посреди большого города. С утра, игнорируя обеспокоенные взгляды близких, я сообщила всем, чтоб к обеду не ждали, запаслась кукурузой, и полная светлых надежд отправилась к своему озеру-вишенке. Гордо продефилировав мимо удивленных рыбаков, в тайне подсмеиваясь с их нерасторопности, немного беспокоясь, чтоб за ночь никто не нашел «мое место», я причалила к такой уже родной скамейке.

Естественно я не рыбак в полном понимании этого слова. Для моего удовлетворения не нужно наловить много какой-то особенной рыбы - я получаю намного больше удовольствия от самого процесса, созерцания воды, естественных звуков природы, вида удочки и обсасывания гениальных мыслей, что приходят только в такие моменты. Я не стремлюсь разбираться в особенностях снастей или на подобии оголтелых мужланов, зацикленных на своем хобби, с языком на плече выискивать в магазинах новую супер-пупер катушку и отслеживать возраст лески, чтоб не дай Бог не упустить рыбу всей своей жизни. Но естественно и у меня есть свои причуды – рыбалка - единственное место, где я люблю выпить винца и поговорить сама с собой и естественно пожевать чего-нибудь вкусненького и калорийного, пока никто не видит).

Погода была великолепная, и день предвещал все удовольствия сразу. Я не спеша достала свои припасы, размотала удочку и даже попробовала кукурузку, которую собралась предложить местным коропцам. Ко всему счастью вдобавок ко мне стали из камышей сплываться уточки. Они так мило кружили вокруг, совсем - совсем как ручные. У меня, конечно, возник порыв их покормить, но помня про штраф в 251 доллар, мысль про этот аттракцион я отогнала прочь.

Тут я вспомнила, зачем все-таки пришла и решила закинуть удочку. Красивый бросок, полетело далеко, именно куда хотела. Что произошло в следующий момент объяснить сложно – все утки как одна резко кинулись к месту, где только что ко дну пошла наживка и начали то ли нырять, то ли кричать – в куче перьев, брызг и всего остального я ничего понять так и не смогла. Ничего более умного, чем резко вытягивать все назад, я не придумала. Если бы я подумала пару минут больше…. Но видно от винца и теплого солнышка извилины решили, что у них наступили выходные.

Наживка оказалась в зоне досягаемости птичьей братии, а особенно той утки, что явно решила стать моим сегодняшним уловом. Той скорости, с какой она умудрилась подцепиться на крючок, позавидует любая рыба-самоубийца. Слава Богу, зацепилась она всего лишь крылом. Я стояла как вкопанная, пока эта истеричка била крыльями и орала не своим голосом. В голове мигом  промелькнули мысли о прилетающих на вертолете рейнджерах, наручниках, обвинении в браконьерстве и так далее и тому подобное. Тем временем утка продолжала наматывать на себя всю мою леску. Я боялась, что она серьезно пробила крыло, поэтому чтобы сильнее ее не травмировать, вытягивать улов не спешила. Дрожащими руками я вытащила телефон и позвонила другу на работу. Мой дрожащий голос сперва вызвал недоумение, но по мере вхождения в суть вопроса оно быстро перешло в тихую истерику.

Пока меня успокаивали, утка умудрилась высвободиться из плена. Единственное, что крючок наглухо прицепился на конец маховых перьев правого крыла, а грузик болтался на ней как украшение металлиста. Она пыталась скинуть с себя эту красоту,  широко размахивая крыльями. На мое удивление, через 2-3 минуты, когда мой шок еще был в самом разгаре, утка уже приспокойненько плавала вокруг, опять выпрашивая прикормку, и даже не выглядела расстроенной. Не знаю, то ли утки давно были знакомы с процессом такой рыбалки, то ли все мужики, что гроздьями усыпали единственное свободное от уток место на озере, были правы, но желание продолжать процесс единения у меня улетучилось и к обеду я вернулась вовремя, хотя аппетит пропал надолго.

DSC04821 

 

 

Еще статьи на тему: