АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Прочее/Путь ариев глазами кулинара
28.02.2011 16:54

Путь ариев глазами кулинара

Автор  Аркадий Старовойтов

В первой половине прошлого века академик Вавилов нашел не просто научно объективный, но еще и весьма доказательный метод отслеживания путей древних, «прототипных» цивилизаций — с помощью генетики. Но не человеческой генетики, а генетики растений. Прежде всего — культурных, сельскохозяйственных растений, которые сопровождали наших предков в их перемещениях по планете в поисках лучшей судьбы и среды обитания, более пригодной для процветания их потомков.

xmel1

Так мы узнали, например, что историческая родина свеклы и моркови — средиземноморское побережье Турции, которое когда-то было частью Ойкумены эллинов и было населено исключительно греками. Так что по крайней мере двумя компонентами нашего борща (рецепт томатной подливы) мы обязаны потомкам хитроумного Одиссея. Вот такая нить Ариадны на дне пивной бочки...

А можно ли таким образом подтвердить или опровергнуть существование «пути ариев», и разобраться, наконец, как конкретно они двигались: от нас — в Индию, из Индии — сюда, или — как у Толкиена  — «туда и обратно»? Оказывается, можно. Как доказали в свое время кельты собственным примером, цивилизация вполне может не иметь письменности (вариант — иметь, но практически ею не пользоваться, в повседневной жизни предпочитая устную традицию). Она может не иметь четкого государственного устройства, представляя собой временные союзы племен. Она может не иметь собственной валюты и пользоваться валютой соседей (ну, это нам как раз хорошо известно). Но цивилизация не  может существовать без двух вещей.  Без песен на родном языке и без национального вида спиртного. 

Чтобы отследить «путь ариев», надо разобраться с происхождением напитка, который объединяет всех, кто когда-либо называл себя «ариями» — пива.

На первый взгляд, оно явно северное, «наше»: ячмень и хмель для Индии абсолютно нехарактерны. Но это только на первый взгляд.

«Купи слона!»  

Основу пива с точки зрения технологии его приготовления составляют вовсе не ячмень и хмель. Основу пива как специфического пищевого продукта, точнее — «пищевой добавки», составляют пивные дрожжи, по-научному — сахаромицеты, являющиеся с точки зрения биологии грибами — как и любая плесень. Чтобы ответить на вопрос, откуда родом «арии», надо выяснить, откуда родом пивные дрожжи, найти их прародину, где они обитают в естественной природе, как простая плесень. И да пребудет с нами генная инженерия.

По поводу пивных дрожжей исходно есть две точки зрения. Согласно одной, более старой, они родом из Египта, потому что древние египтяне тоже знали спиртной напиток, полученный путем брожения некоего концентрата из злаков. Согласно другой, историческая родина наших пивных дрожжей — все же Индия. Современным ученым она представляется более логичной. Ведь концентрат из злаков (сусло) в природе не встречался, он явно рукотворный. А в Индии сахаромицеты жили, живут и, будем надеяться, еще какое-то время поживут и без нас, опираясь лишь на собственный ресурс. Поскольку здесь водятся богатые углеводами плоды, которые в местном климате способны при перезревании давать грибкам пищу для брожения. В первую очередь — манго.

 С манго здесь связано такое трагикомическое явление, как алкоголизм у слонов.

SlonПодобно своим ближайшим родственникам — диким кабанам, стада слонов состоят в основном из самок с детенышами, тогда как слоны — самцы (хочется сказать — «кабаны») предпочитают бродить отдельно. Но когда здесь созревает манго, со всех джунглей сюда собираются слоны. Они едят перезревшую забродившую «падалицу», постепенно пьянеют и даже падают, «отрубаясь». Утром, проспавшись, они дружно идут к водопою, предварительно покушав манго для опохмелки. И так — каждый день, пока сезон не закончится. Кто-то из них не выходит из запоя и по окончанию сезона манго.

Тогда этот «кто-то» впадает в угрюмо-тоскливое настроение, делается легко возбудимым и начинает бродить по округе, нанося урон местному сельскому хозяйству. Это один из вариантов того, что называют «бешенный слон».

Чтобы минимизировать издержки, индийские крестьяне «облегчают» слону жизнь и что-то ему наливают. Он тут же «поправляется», делается веселым и довольным, начинает радостно трубить.  Но завтра снова требует «поправиться».

Через какое-то время этот слон становится для деревни чем-то вроде хронического пьяницы дяди Васи — сторожа, уволить которого невозможно, потому что он ветеран всех возможных войн, участник ликвидации всех катастроф и вдобавок чей-то родственник. Ведь в Индии слон — священное животное, не такое «распиаренное» как корова, но тоже — священное.

Приходится избавляться от слона-пьяницы более сложным и циничным путем — натравив его на белого колонизатора. После того как сагиб с помощью своего карабина положит конец страданиям алкоголика, индусы некоторое время будут лицемерно оплакивать его и демонстративно поносить белого святотатца, но потом дадут волю своим истинным чувствам и примутся петь и танцевать.

Такая вот жизненная история.

  «И я там был — мед-пиво пил»

Когда арии пришли на север, они не нашли там манго, но зато здесь был такой весьма удобный субстрат, как мед. Так возник истинный символ славянского единства, их прототипный вид спиртного — медовая брага.

К сожалению, ее настоящего вкуса мы не знаем, точно также мы не знаем и вкус настоящего древнего эля.

Сахаромицеты очень быстро мутируют. «Мертві бджоли — дикий мед», как говорят у нас про какое-нибудь фиаско.

При тогдашних технологиях сельского хозяйства, достаточно двух-трех эпидемий варроатоза и массовой гибели пчел, чтобы грибок навсегда поменял свои исходные качества. И то, что производит теперь, совсем не то, чем радовали себя наши далекие предки.

Но что нам мешает восстановить его в исходном виде? Почерпнуть его оттуда. Где он все еще такой же, как и тысячи лет назад. Отсюда следует проект.

И тогда наша следующая остановка — Бомбей.  Или Калькутта.