АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Прочее/За «хама» — поплатишься свободой!
22.01.2014 09:33

За «хама» — поплатишься свободой!

Автор  Портмоне
Теги:

Газета «Голос Украины» опубликовала законы, принятые 16 января, в том числе и скандальный №3879 «О внесении изменений в Закон Украины «О судоустройстве и статусе судей»...

 ...и процессуальные законы относительно дополнительных мер защиты безопасности граждан».  Таким образом,  с 22 января эти документы стали частью украинской нормативно-правовой базы.  

Центр дистанционного образования

«Содержание этого нормативного акта гораздо шире анонсированного в его названии, поскольку именно данным документом вносятся системные изменения в действующее законодательство, призванные ввести тотальный государственный контроль над правом граждан на свободу в получении и обмене информацией, выражения мнений, существенно ограничить право граждан на мирные собрания и выражение протеста против действий власти»,- констатирует управляющий партнер адвокатской компании «Золотая середина» Мария Швец.

Оно из новшеств – дополнение Уголовного кодекса статьей 151-1 «Клевета», согласно которой распространение о лице заведомо недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство, является уголовно наказуемым деянием и влечет уголовную ответственность. И не нужно быть специалистом в юриспруденции, чтобы понять, что данная норма является разворотом на 180 градусов с пути либерализации законодательства и расширения прав и свобод человека. Оценить данную новеллу иначе как направленную на ограничение гражданского права на свободу слова невозможно.

С учетом нынешнего огромного количества источников информации и средств коммуникации, включая социальные сети, которые являются площадкой для выражения мнений, обмена информацией, суждениями и взглядами, иногда выражаемыми в достаточно жесткой форме, потенциально подозреваемым/обвиняемым по ст. 151-1 УК может стать каждый информационно активный гражданин, не говоря уже о журналисте, пишущем на острые темы.

«Стоит отметить, что последние 10-12 лет в большинстве случаев при рассмотрении споров об опровержении недостоверных сведений с участием СМИ или интернет-изданий, где последние, естественно, выступали ответчиками, правовая позиция авторов критических и резонансных статей базировалась как раз на том, что распространенные высказывания не являются информацией, а всего лишь - критикой, субъективным мнением, суждением, выражают отношение автора публикации к тем или иным событиям, представляющим общественный интерес. Обосновать эту позицию существенно помогала практика Европейского суда. Украинская судебная система все больше воспринимала такие идеи и принципы, и на сегодня существует значительное количество судебных решений, вынесенных в пользу СМИ, в основу которых как раз и положены принципы, выработанные Европейским судом при рассмотрении дел о нарушении ст. 10 Конвенции 1950 года»,- рассказывает Мария Швец.

Что же будет происходить теперь, когда злоупотребление свободой выражения мнений переведено в уголовную плоскость, и насколько реально обосновать аналогичную позицию в рамках уголовного производства?

«К сожалению, приходится констатировать, что откровенно репрессивный характер новелл в Уголовном кодексе дает основания полагать, что их авторы как раз этого допустить и не хотели. Как известно, при нынешнем Уголовном процессуальном кодексе любое заявление об уголовном правонарушении является основанием для начала досудебного расследования. Таким образом, каждый, кто стал объектом критики в СМИ, Интернете, а с учетом «дела Богословской и Аронца» - еще и в социальных сетях, может обратиться с заявлением об уголовном правонарушении в правоохранительные органы, которое будет внесено в Единый реестр досудебных расследований с предварительной квалификацией по ст. 151-1 УК, и по нему будет начато досудебное расследование»,- объясняет управляющий партнер адвокатской компании «Золотая Середина».

Естественно, автор (распространитель) непонравившихся высказываний сразу или по истечению какого-то времени приобретает статус подозреваемого, а в дальнейшем и обвиняемого, что, даже просто психологически, гораздо менее приятно, чем статус ответчика в гражданском процессе.

В ходе досудебного следствия доказыванию будет подлежать наличие состава преступления, предусмотренного ст. 151-1 УК, в частности, объективная сторона, которая заключается в распространении именно заведомо неправдивых сведений, которые унижают честь и достоинство другого лица, а также умысел распространить такие сведения и унизить честь и достоинство другого лица. Это означает, что и в рамках досудебного расследования надлежит установить, были ли распространенные сведения сообщением о фактических данных или оценочными суждениями; есть ли доказательства правдивости распространенной информации; унижает ли она честь и достоинство лица, о котором идет речь.

«Теоретически, и в рамках уголовного производства авторы высказываний могут апеллировать к практике Европейского суда, которая трактует порядок оценки высказываний на предмет наличия в них критики и мнений, которые не являются сообщением фактических данных и не подлежат доказыванию. К сожалению, с практической точки зрения, серьезное восприятие таких аргументов правоохранительными органами в рамках досудебного следствия выглядит весьма утопически. Скорее всего, во внимание не будет принята не только практика Евросуда, но и решения украинских судов по гражданским делам не будут приниматься во внимание. Это означает, что в большинстве случаев такие уголовные производства имеют все шансы быть доведенными до суда с обвинительным актом»,- прогнозирует Мария Швец.

Хорошая новость в том, что в рамках досудебного расследования по ст. 151-1 УК мера пресечения в виде содержания под стражей обвиняемому избрана быть не может. Поэтому, опять-таки теоретически, в случае справедливого судебного разбирательства у добросовестного комментатора хорошие шансы, находясь на свободе, доказать отсутствие в своих действиях состава преступления, предусмотренного ст. 151-1 УК.

«При плохом развитии событий, авторы нелицеприятных высказываний могут быть осуждены за совершение уголовно наказуемого деяния, то есть, говоря простыми словами, получат судимость, вплоть до приговора к ограничению свободы на срок до двух лет. Естественно, перспектива стать объектом уголовного преследования со стороны машины государственного принуждения радикально отличается от перспективы стать ответчиком в рамках гражданского процесса, где, хотя бы теоретически, состязающиеся стороны находятся в одинаковом статусе»,- заявляет Мария Швец.

Цель введения этого Закона понятна и очевидна, будет ли она достигнута – покажет время.

В ТЕМУ: 

Вместо того, чтобы искать разрядки противостояния, власть в лице депутатского большинства в парламенте провозгласила принятыми ряд законов, которые по своей сути направлены непосредственно против участников нынешних акций протеста, отметил патриарх Украинской православной церкви Киевского патриархата (УПЦ КП) Филарет "Эти изменения в законодательство были провозглашены в парламенте без надлежащего предварительного обсуждения и способом, который у многих вызывает сомнение", - сказал духовный лидер. 

Еще статьи на тему: