АРХИВ

logo

Вы находитесь здесь:Здоровье и медицина/Роста онкозаболеваемости нет, но проблемы есть
02.03.2017 10:19

Роста онкозаболеваемости нет, но проблемы есть

Автор  Портмоне

Онкостатистика показывает, что рак молодеет... Нужно учиться смотреть опасности в лицо, знать ее особенности, чтобы уметь противостоять.  Попробуем прорубить некое окно в мир онко...

Статистика онкологии такова: ежегодно онкологические заболевания обнаруживают у около 160 тыс. украинцев, а общее число раковых больных в стране, по данным Министерства здравоохранения, уже приближается к миллиону.

А что с онкологической статистикой в Запорожье? Соцсети разносят слух, что онкозаболеваемость вследствие неблагоприятной экологии, опасной бытовой химии и канцерогенов, содержащихся в продуктах питания, стремительно растет. Так ли это?

Запорожский еженедельник ВЕРЖЕ в вопросе статистики рака обратился к открытому Национальному канцер-реестру, который ежегодно публикует Национальный институт рака.

Год

Заболеваемость на 100 000 населения в Запорожской области

2011

442,9

2012

458

2013

450

2014

423

2015

374,7 (оперативная информация)

Не стоит радоваться снижению показателя в 2015 году. Дело в том, что Запорожская область – постоянный рекордсмен Украины по количеству диагнозов, установленных посмертно по итогам прошлого периода. Причем, если у нас таких диагнозов – от 287 до 387, то есть области, где их всего 2 или 5. Так что показатель 2015 года явно будет откорректирован. Но в целом ни о росте, ни о снижении онкозаболеваемости говорить не приходится.

А вот данные, которые сообщила врач-методист Запорожского городского департамента охраны здоровья Людмила Косюк:

Год

Количество госпитализаций в Запорожском онкодиспансере

Количество больных из зоны АТО, получивших лечение

2014

7403

148

2015

8074

281

2016

8272

172

Как видим, количество госпитализаций в Запорожском областном онкологическом диспансере действительно несколько увеличилось, но говорить о существенном росте здесь также не приходится, так как значительная часть этих госпитализаций обусловлена тем, что в нашей области теперь лечатся больные из зоны АТО. Онкодиспансеры в крупных городах Донецкой области закрыты и получить лечение им негде. Ну и просто есть определенное количество людей, переехавших к нам на длительно-временное проживание. Обращаем внимание, что высчитывать процент здесь некорректно, потому что количество больных и количество госпитализаций – это разные вещи.

Вообще онкологическая статистика – в любом случае вещь неоднозначная. В здравоохранении свои нюансы. Если раньше в каком-нибудь селе человек тихо умирал, и никто не знал отчего, то теперь, вследствие просветительской работы и профилактики, у него, возможно, найдут заболевание на ранней стадии и вылечат.

—  Большинство людей вообще не понимает природы онкологических заболеваний, —  говорит доктор медицинских наук, профессор Сергей Пащенко. —  Ведущие ученые Pashenkoсчитают, что канцерогенез —  это часть одной общей проблемы —  морфогенеза. Морфогенез происходит неизбежно от рождения до смерти в любом организме. Мутантные клетки развиваются годы, а может быть, десятилетия. Серьезные онкологи говорят, что если бы люди не умирали от инфарктов, инсультов и травматизма, то все умирали бы от рака. Просто не каждый человек до рака доживает. То есть можно говорить и о том, что успехи врачей сердечно-сосудистого профиля прибавляют работы онкологам. Клетки неизбежно подвержены перерождению. Таким образом, чем выше средний возраст населения, тем шире популяция онкобольных. Но это не означает увеличение онкологической статистики. Возьмем статистику рака молочной железы в США. В 1984 г. – 115,9 случаев на 1000 000 населения, в 2004 -124,3. Но не это главное. Главное то, что у них обнаружено заболеваний insitu, то есть на ранней, прединвазивной стадии, в 1984 г – 8,6 на тех же 1000 000, а в 2004 г. – 32,5. Ведущая стратегия в противораковой борьбе —  как можно раньше диагностировать онкозаболевание. Чем раньше оно диагностируется, тем лучше результаты лечения. Причем, лучше где-то в два раза. Ранняя диагностика рака и предрака – один из факторов увеличения продолжительности жизни населения. Онкология – социальная дисциплина.

—  Во многих странах мира рассчитывали стоимость лечения онкозаболеваний, продолжает Сергей Пащенко. —  Лечение везде дорогое. В запущенных формах месячный объем препаратов у нас может стоить 50 тысяч гривен. Умножьте это на два года лечения! В начальных формах лечение несопоставимо дешевле. Поэтому медицина вообще и онкология в частности становится все более профилактической. Все актуальнее проблема ранней диагностики. Очень помогает в этом своевременное УЗИ-обследование. У нас в Запорожье аппаратов УЗИ достаточно, но, на мой взгляд, недостаточно специалистов, хотя мы в академии последипломного образования могли бы их научить. Большие надежды в плане профилактики я возлагаю также на институт семейного врача. И здесь реформа здравоохранения идет в правильном направлении. Если же говорить о статистике, важно исследовать другое —  рак молодеет.

Кстати, vestiukr. com также приводит онкологическую статистику: «рак молодеет: 10 лет назад средний возраст заболевших составлял 55 лет, сейчас — 45–50 лет», и ищет ответ на вопросы «Что запускает в организме механизмы самоуничтожения?»  и «Почему рак не боится здорового образа жизни?».  Онколог Александр Яцина и генетик Наталья Владыкина пришли к таким выводам о причинах увеличивающих риск развития рака у молодых людей: Бесконечные стрессы; Болезни, перенесенные «на ногах»; Опасные (малоуглеводные) диеты; Хронические недосыпы; Воркаут у автомагистрали. «Тренировки на свежем воздухе полезны, но в городах из-за урбанизации и стремления каждого пересесть в личное авто все обрастает магистралями. Поэтому воркаутом все чаще приходится заниматься у оживленной трассы, пропуская через легкие большие объемы выхлопных газов и канцерогенов. Они отравляют организм и нарушают работу всех органов и систем, тем самым запуская аутоиммунные и генетические сбои, приводящие к развитию рака». Также менопауза увеличивает риск рака, пишет vestiukr. com.

onKo 1

Отдельно стоит поговорить о детской онкозаболеваемости

—  Никакого роста заболеваемости в последние годы у нас нет. Ситуация довольно стабильна, —  уверяет заведующий отделением детской онкогематологии Запорожской областной детской больницы Андрей Бородин. —  При этом за три года мы пролечили 29 детей из зоны АТО. Это довольно много, если учесть, что за год через больницу проходит около 50 онкобольных детей. Это лейкозы, лимфомы, опухоли. Есть еще онкологические койки на базе хирургического отделения, где лечатся дети с опухолями печени, почек, центральной нервной системы, костной ткани. А ведь нам никто ни дополнительных штатов, ни дополнительного финансирования не выделял. У нас есть проблемы обеспечения медпрепаратами.

Сейчас пользуемся препаратами, закупленными по программе 2015 года. За 2016 год мы еще не получили ничего. Пока справляемся за счет нашей областной программы. Это огромная нагрузка, ведь лечение длительное, сложное. У нас катастрофическая ситуация с медицинским персоналом. Осталось всего три медсестры. Наверное, нигде в мире нет такой нагрузки на медсестру, как у нас. Одна медсестра должна обслуживать 4 – 5 таких детей, а у нас обслуживает до 25, в том числе тяжелейших, которым нужно вводить препараты круглосуточно. Это бессонные ночи, и за минимальную зарплату. Спасибо нашим медсестрам за неравнодушие, преданность делу и профессионализм. А иначе некому бы было даже вводить препараты.

Болезни государственной онкологии

По данным МОЗ, в Украине функционируют 40 онкологических диспансеров, две городские онкологические больницы (в Киеве и Дрогобыче), а также Национальный институт рака. Помимо этого, почти в каждой больнице страны есть онкологический кабинет (общее количество — 681). На финансирование всех мероприятий по борьбе с раком в 2015 году выделили 300 млн грн (против 277 млн грн. в госбюджете-2014).

Но существует ряд сложностей, с которыми сталкивается как государственная, так и частная онкология.

На закупку всех групп лекарственных средств для онкобольных государство направило только 277 тыс. грн, что обеспечивало потребности больных в лекарствах лишь на 18%. По словам Ольги Фещенко, основателя Украинской федерации борьбы с раком, полный курс химиотерапии при лечении рака молочной железы обходится пациенту в среднем в 50 тыс. грн, а значит, выделенных государством средств в 2015 году хватило бы для лечения только пяти онкобольных.

В Украине традиционно практически все пациенты должны частично или полностью оплачивать свое лечение самостоятельно. По итогам 2014 года объем рынка противораковых химиотерапевтических препаратов, купленных за деньги пациентов, в Украине составил 112,6 млн грн, что на 74% больше, чем по итогам 2013 года. "Большую часть расходов на лечение в нашей стране несут пациенты. На рынке противоопухолевых химиотерапевтических препаратов преобладают импортные лекарства, большинство из них — брендированные генерики. При этом для украинского пациента критерием выбора препарата зачастую становится его цена", — комментирует сложившуюся ситуацию руководитель департамента рецептурных препаратов фармацевтической компании "Санофи в Украине" Марина Шишлова.

Но если вопрос обеспечения онкобольных медикаментами еще помогают решать благотворительные и общественные организации, то улучшить методы лечения, которыми пользуются государственные онкологи, они не в силах. По данным ВОЗ, такие общепризнанные в мире методы лечения рака, как лучевая терапия (радиотерапия) и химиотерапия не являются общедоступными в Украине из-за недостатка оборудования в государственных медучреждениях. Так, обеспеченность высокоэнергетическими лучевыми установками в стране составляет 2,4 на 1 млн жителей (для сравнения: в Германии — 6,4 на 1 млн жителей). На всей территории Украины действуют всего 56 центров лучевой терапии (в Германии — 291) и насчитывается 449 специалистов в этой области (против 1 054 в Германии). К сожалению, преобладающая технология лечения рака в Украине — это операционное вмешательство.

Среди разновидностей рака, которые не лечат в нашей стране, — рак крови и опухоли лицевой части (глаза, нос, челюсть). Еще одна причина, по которой украинцы предпочитают выезжать на лечение за границу, — редкие случаи рака, которые украинские врачи отказываются лечить. Поэтому ежегодно на лечение онкозаболеваний выезжают 6,6 тыс. украинцев — это около 30% от всех медицинских туристов Украины.

По материалам еженедельника ВЕРЖЕ (номер от 2.03.2017), автор Сергей Веретенников.

Диаграмма с сайта АиФ.